Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Имя пользователя: Пароль:

Автор Тема: Сказки про эльфов  (Прочитано 6692 раз)

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #15 : 19 Май 2014, 16:05:21 »

                                 
Преподобный Йоуханн из Свальбарда (исландская сказка).

Жил как-то на Сёйданесе священник. У него был молодой сын по имени Йоуханн. Однажды он с другими детьми пошёл в ягодник неподалёку от усадьбы, и когда они собирали ягоды, Йоуханн сказал своим товарищам:
— Гляньте, вот там в кустах много детей собирают ягоды!
Затем на глазах остальных Йоуханн бросился к тем детям, но когда он оказался рядом, все они исчезли, так что ребятишки с усадьбы больше никого не видели. Они побежали домой и рассказали о происшествии. Это случилось в субботу, и священника, отца Йоуханна, не было дома. Поэтому вечером поиски не начинали, а в воскресенье рано утром священник вернулся домой, и ему рассказали об исчезновении его сына.
Отец не придал особого значения этому и сказал, что тот недалеко. В церковь пришло много людей, и священник начал богослужение. Поднявшись на кафедру, он перевёл проповедь на своего сына и заклял сокрытый народ, который удерживает его, отпустить мальчика. Когда же он произнёс это, маленький Йоуханн сбежал с каменистого холма, что возвышался рядом с усадьбой. Люди увидели, что одна щека у него синяя, и спросили, что это значит и где он пропадал.
Мальчик рассказал, что наверху холма, там, где стоят большие камни, расположен двор с церковью, и священник проводит там службу; а он будто бы сидел в доме вместе с женой этого священника.
Тут она сказала мальчику:
— Из-за твоего отца я тебя больше не могу удерживать.
Затем она дала ему пощёчину и сказала:
— Надеюсь, тебя по такому будет легко узнать!
Тогда-то щека у него и посинела.
Позднее Йоуханн стал священником в Свальбарде. Когда он приходил на Сёйданес, то всегда сворачивал на холм рядом с усадьбой и часто ночевал там. Все были уверены, что там у него есть добрые приятели.
                               
Девочка из Свинаскаули (исландская сказка).

Одним весенним вечером на хуторе в Эскифьорде, что называется Свинаскаули [Свиная Хижина], случилось такое происшествие. Жена хозяина, которую звали Тоурунн, застилала в комнате постели, а рядом с ней на полу игралась её дочь по имени Рагнхейд, четырёх или пяти лет от роду. Когда же женщине осталось застелить последнюю постель, девочка попросила у неё разрешения выйти в переднюю.
Погода была хорошая, и она отпустила ребёнка, сказав:
— Можешь дойти до порога, жди меня там, а наружу не выходи.
Девчушка ушла, и в руках у неё была маленькая деревянная ложка, которой она играла. А женщина поспешила застелить постель; затем она вышла в переднюю и собралась было встретить свою маленькую дочку в дверях дома, но увы! Она исчезла, и хотя мать искала её со слезами на глазах и звала её рыдающим голосом, она не появилась, и лишь эхо отвечало на её крики.
Скоро на розыски девочки собралось множество народа, и искали её много дней подряд, но не нашли. Никто не мог сказать, куда она делась, потому что поблизости не было ничего опасного, ни болота или пруда, куда мог бы упасть ребёнок, ровная земля без ям и ни одной реки, кроме маленького красивого ручья, что протекал с одной стороны усадьбы.
А неподалёку от хутора возвышались ровные плоские скалы, похожие на стены дома. Когда же девочку искали у этих скал, то обнаружили маленькую деревянную ложку, что малышка держала в руках, когда в последний раз отошла от матери. Это стало доказательством того, что сокрытый народ из скалы забрал ребёнка. Конечно, с тех пор эту девочку больше так никто и не видел.

Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #16 : 20 Май 2014, 10:12:35 »

                              
Аульвы возвращают ребёнка (исландская сказка).

Один человек, живший на востоке, отправился как-то раз в торговую поездку на юг страны. А незадолго перед этим его жена родила ребёнка.
Уезжая, этот человек распорядился, чтобы , пока его не будет, из дома не выходили все разом, оставляя ребёнка без присмотра.
Но когда он уехал, через три дня получилось так, что все вышли из дома, и короткое время рядом с ребёнком никого не было.
Когда же к ребёнку вернулись, он словно обезумел, буйствовал и непрестанно кричал. Он вёл себя совершенно не так, как раньше. Так продолжалось, пока домой не вернулся хозяин. Ему сразу рассказали об этом.
Он подошёл к колыбели, раскрыл ребёнка, тщательно осмотрел его и сказал:
— Меня сильно подвели и не выполнили того, о чём я просил.
Затем он выбежал на двор, схватил дубинку и пошёл к скале неподалёку от усадьбы. Он стал колотить по скале с бранью и проклятиями тем, кто там живёт, и всячески угрожал им. Он сказал, что сотрёт их жилище в порошок, если они не вернут ему его ребёнка.
Через некоторое время он вернулся в дом и приказал всем уйти на ночь с хутора, а ребёнка оставить одного, так и было сделано. А когда рассвело, он разрешил людям войти. Ребёнок вёл себя как обычно, и после этого с ним не замечали ничего странного.
                              
Тюнгюстапи (исландская сказка).

В древние времена, много веков назад, в Сайлингсдальстюнге жил один богатый крестьянин. У него было несколько детей, и в этой истории говорится о двух его сыновьях. Поскольку их имена неизвестны, мы будем называть их Арноур и Свейн. Они оба подавали большие надежды, но очень отличались друг от друга. Арноур был смелым и энергичным. Свейн был тихим и спокойным, и не был склонен к рискованным предприятиям. По характеру они были совсем несхожи: Арноур любил веселиться и играть с другими парнями из долины; они часто собирались около высокой скалы на берегу реки, напротив хутора Тюнга, которую называли Тюнгюстапи. Зимой они забавлялись тем, что скатывались с самой вершины — которая была очень высокой — по обледеневшим склонам до самого берега, усеянного камнями. Вечером в окрестностях Тюнгюстапи было шумно из-за криков и веселого смеха, и чаще всего Арноур шумел больше других. Свейн редко участвовал в этих играх. Когда другие молодые люди шли играть, он отправлялся в церковь. Часто бывало и так, что он гулял один, и при этом подолгу задерживался у подножия Тюнгюстапи. Говорили, что он ходил к эльфам, жившим в этой скале и в других местах; в новогоднюю ночь он всегда пропадал, и никто не знал, куда и зачем. Свейн часто говорил своему брату, чтобы тот вел себя потише в окрестностях скалы. Но Арноур только смеялся над ним и отвечал, что ему плевать на эльфов, даже если им мешает шум. Он вел себя все так же, но Свейн все время твердил ему, что тот сам будет отвечать за все, что из этого может выйти.
И вот в новогоднюю ночь Свейн по своему обыкновению исчез. Всем показалось, что его нет дольше обычного. Арноур сказал, что найдет его, и предположил, что тот скорее всего у эльфов в Тюнгюстапи. Туда-то Арноур и отправился. Было очень темно. Вдруг он увидел, как скала раскрылась со стороны, обращенной к хутору. Внутри горело множество свечей; он услышал прекрасное пение и понял, что эльфы в скале совершали мессу. Он подошел ближе, чтобы разглядеть их получше. Прямо перед собой он увидел словно бы открытые двери церкви и множество народа внутри. У алтаря стоял священник в прекрасных одеждах, и по обе стороны рядами горели огни. Он переступил порог и увидел, что его брат Свейн стоит на коленях перед алтарем, а священник возложил ему руки на голову и что-то говорит. Арноур понял, что его брата рукополагают в священники, потому что вокруг стояло много людей в священнических одеяниях. Тогда он закричал: «Свейн, иди сюда! Твоя жизнь в опасности!» Свейн вздрогнул, встал на ноги и обернулся к двери. Было видно, что он хочет пойти к брату. Но в тот же миг тот, кто стоял у алтаря, грозно произнес: «Закройте дверь церкви и накажите этого смертного, который нарушает наш покой! Что же до тебя, Свейн, то ты должен нас покинуть, и все это — из-за твоего брата. И поскольку ты поднялся с колен, предпочтя его дерзкий призыв святому рукоположению, ты упадешь замертво, когда еще раз увидишь меня здесь в этом облачении». Тут Арноур увидел, что люди в священнических одеждах возносят Свейна наверх, и тот исчез под каменным сводом церкви. Раздался оглушительный колокольный звон, и внутри церкви поднялся страшный шум. Все, толкаясь, бросились к двери. Арноур со всех ног помчался к хутору и слышал, как попятам несутся эльфы, и как грохочут копыта их лошадей. Тот, что скакал впереди, громко произнес:
Скачем да скачем,
Холмы во тьму прячем,
Бедолагу дурачим:
Пусть он заплутает,
И больше не знает,
Как солнце блистает,
Как утро блистает.
Отряд оказался между ним и фермой, так что ему пришлось отклониться с прямого пути. Добежав до склона к югу от фермы, он понял, что заблудился, и упал на землю без сил. Всадники направили своих лошадей прямо на него, так что он остался лежать на склоне едва живой.
Что до Свейна, то он возвратился домой после всенощной. Он был очень печален и ни с кем не хотел говорить о том, где он был, и сказал только, что надо как можно скорее отправиться на поиски Арноура. Один крестьянин из Лёйгара, который шел в Тюнгу на утреню, случайно наткнулся на него на том самом склоне, где тот пролежал всю ночь. Арноур был в сознании, но совершенно без сил. Он рассказал крестьянину, что произошло, и добавил, что нет нужды нести его на хутор, потому что он все равно умрет. Действительно, вскоре он умер на склоне, который с тех пор называют Банабреккюр.
После того, что случилось, Свейн уже никогда не был таким, как прежде — он стал еще печальнее, и известно, что с тех пор он не подходил к скале эльфов и даже не смотрел в ту сторону. Он отрекся от мира, стал монахом и поселился в монастыре в Хельгафедле. Он был таким ученым, что никто из братьев не мог его превзойти, и так прекрасно пел мессу, что все в один голос говорили, что прежде не слышали ничего превосходнее. Его отец жил в Тюнге до конца своих дней. Будучи уже стариком, он тяжело заболел. Это случилось на святую седьмицу. Когда он понял, что умирает, он послал за Свейном в Хельгафедль. Свейн сразу же отправился к отцу, но предупредил, что, быть может, живым уже не вернется. Он пришел в Тюнгу на страстную субботу. Его отец был так слаб, что едва говорил. Он попросил своего сына Свейна совершить пасхальную мессу и приказал отнести его в церковь; он сказал, что хочет умереть там. Свейн колебался, но в конце концов дал согласие, при условии, что никто не будет открывать двери церкви во время мессы, потому что от этого зависела его жизнь. Всем это показалось странным; многие подумали, что он не хочет смотреть в сторону скалы, потому что церковь тогда находилась на холме, в поле к востоку от хутора, и вид на скалу открывался с порога церкви. Воля крестьянина была выполнена, и Свейн перед алтарем облачился в священнические одежды и начал мессу. Все, кто там присутствовал, говорили, что никогда не слышали такой прекрасной мессы, и очень удивлялись мастерству Свейна. Но когда он повернулся от алтаря к приходу, чтобы благословить верных, порыв восточного ветра распахнул двери церкви. Люди в испуге обернулись и увидели дверь в скале, из которой лился свет множества рядов огней. Но когда они снова взглянули на священника, тот уже рухнул наземь и отдал Богу душу. Все были поражены этим событием, в особенности потому, что в тот же миг со скамьи напротив алтаря замертво упал и крестьянин. Поскольку и до, и после этого происшествия погода была тихая, то всем стало ясно, что этот порыв ветра со стороны скалы не был случайным.
Там же был и крестьянин из Лёйгара, который когда-то нашел Арноура на склоне, и он рассказал обо всем этом деле. Люди догадались, что предсказание эльфийского епископа о том, что Свейн упадет замертво, когда снова увидит его, исполнилось. Поскольку скала раскрылась, то, когда порыв ветра внезапно толкнул двери церкви, эльфийский епископ и Свейн оказались прямо друг напротив друга и их взгляды встретились, когда они произносили последнее благословение — ведь двери эльфийских церквей расположены напротив входов в церкви людей. Со всей округи собрались люди, чтобы обсудить случившееся, и было решено убрать церковь с холма и перенести ее ближе к хутору, в небольшую долину у ручья. Таким образом хутор оказался между Тюнгюстапи и дверями церкви, так что с тех пор через двери церкви ни один пастор не мог видеть скалу эльфов, стоя у алтаря. Впрочем, ничего подобного с тех пор не происходило.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #17 : 23 Май 2014, 16:20:04 »

                         
Ты испытываешь жажду? Хочешь пить? (исландская сказка).

Однажды некий юноша собирал овец далеко от хутора, высоко в горах. Была жаркая погода, он устал от ходьбы и испытывал жажду, но он нигде не видел воды, чтобы освежиться.
Он шёл вдоль высокой скалы и ему что-то послышалось внутри неё; он представил себе, что где-то, возможно, со скалы стекает вода, и отправился на поиски. Тогда он ясно услышал звук пахтанья, и в этот самый момент ему показалось, что скала открылась, и увидел он там молодую женщину в одной рубашке, которая стояла у высокой спинки кровати и сбивала масло. От этого зрелища он несколько испугался, однако некоторое время рассматривал девушку.
Она тоже посмотрела на него, прекратив покуда свою работу, и наконец сказала:
— Ты испытываешь жажду? Хочешь пить?
Из-за этого приветствия он смертельно перепугался и побежал прочь. Вернувшись домой, он рассказал одному умному человеке об этом видении. Тот сказал:
— С мной бы не случилось так, как с тобой; я бы принял то, что мне предложили.
Следующей ночью парню приснилась эта самая девушка, и она сказала ему:
— Почему ты не захотел принять от меня прохладительный напиток? Я предлагала тебе от чистого сердца.
Парень будто бы ответил:
— Я не смог из-за страха.
Тогда она говорит:
— Приняв от меня питьё, ты стал бы очень счастливым человеком, но теперь я сделаю так, что ты не сможешь стать никем иным, кроме как пастухом.
Сказав так, она исчезла.
Следующей весной парень уехал из этой округи от страха перед этой девушкой; он больше не видел её ни наяву, ни во все. А её упрёк оказался пророческим.
                       
Положи в ладонь человека, человека (исландская сказка).

Однажды на каком-то хуторе у одного холма играли дети. Это были маленькая девочка и два мальчика постарше. Они увидели в холме дыру. Тогда девочка, которая была из них самой младшей, решила засунуть в дыру руку и сказала ради шутки, как обычно делают дети:
— Положи в ладонь человека, человека! Человек не будет смотреть.
И в ладонь ребёнка легла большая позолоченная пуговица от передника. Увидев это, дети позавидовали девочке. Тогда самый старший просунул руку и сказал то же самое, что говорила самая младшая, представляя себе, что получит не меньшую драгоценность, чем получила она. Но этого не произошло, мальчик ничего не получил, разве что рука его отсохла, когда он вытащил её из дыры, и оставалась такой всю его жизнь.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #18 : 26 Май 2014, 08:41:41 »

                     
Мальчик, который вырос у аульвов (исландская сказка).

На некоем хуторе жил когда-то бедный мальчик по имени Йоун, которому было около шести лет, когда начинается эта история. Одна старуха взяла мальчика к себе, чтобы он прислуживал и всячески заботился о ней. Оба они спали в хлеву, и туда им приносили еду.
Старуха заметила, что мальчик часто протягивает руку к возвышению пола и оставляет там понемногу от своих еды и питья. Она спросила его об этом, а он ответил, что в стойле живёт женщина, которая тянет руку ему навстречу. Старуха не стала это обсуждать, но начала делать то же самое. Так прошла зима.
Как-то ночью по весне старухе приснилась женщина, которая любезно поблагодарила её от своего имени и имени своей семьи и сказала, что не может вознаградить их достойно:
— Но так как я знаю, что ты любишь этого мальчика не меньше себя самой, то я хочу предложить взять паренька к себе домой. Мой муж, который служит священником здесь неподалёку, выучит его на священника и обеспечит всем, как наших детей.
Старуха дала во сне на это согласие.
Утром, когда старуха проснулась, мальчик исчез. Это удивило её, однако она подумала про сон. Об исчезновении Йоуна много говорили, но вскоре всё стихло, однако с тех пор старуха постоянно тосковала.
Через десять или двенадцать лет в один прекрасный день рано утром старуха сидела снаружи у двери в хлев и прихлёбывала из своей кружки. Она увидела, как по полю быстро скачут двое всадников, один — в красном сюртуке на одного цвета с ним коне, а второй — пожилой мужчина в тёмном сюртуке на коне тёмной же масти.
Они остановились напротив старухи и обратились к ней ласковыми словами. Минутку старуха разглядывала их, а потом разразилась рыданиями.
— Почему ты плачешь, старушка? — просил пожилой мужчина.
— Потому, — ответила старуха, — что тот юноша показался мне очень похожим на мальчика, который давно пропал у меня.
— Тебе правильно показалось, моя воспитательница, — говорит человек в красном, — а это преподобный Аусмюнд, мой воспитатель. Он уже научил меня обязанностям священника, а завтра утром собирается посвятить меня в сан и в то же время обвенчать со своей дочерью Аульврун. Теперь же я приглашаю тебя к себе домой. Скорее иди на хутор и расскажи, как прошла моя жизнь и что сейчас случилось.
Старуха побежала в поместье, но все решили, что она ополоумела; вскоре она вернулась. Йоун посадил свою воспитательницу верхом позади себя и затем они скрылись из виду.
Но не забыла ли она взять с собой свою кружку — об этом история умалчивает.
                     
Гвюдмюнд с Главного Двора (исландская сказка).

Гвюдмюндом звали человека, который первым заново отстроил Главный Двор в Храбнкелевой Долине. В первое утро пребывания в этой долине он выглянул из палатки наружу и увидел человека из скрытого народа, взвешивавшего на колене каждый из свёртков, которые они принесли прошлым вечером.
Гвюдмюнд сказал, что знал его прежде, что тот годом раньше жил в месте под названием Мокрая Скала на горе выше Обрыва в Долине Потока.
Одной весенней ночью при окоте Гвюдмюнду приснилось, что к нему пришёл тот же человек и попросил у него светло-коричневого ягнёнка, который у него был. Гвюдмюнд пообещал ему ягнёнка, но сказал, что не знает, где тот живёт. Человек из скрытого народа попросил его привязать ягнёнка у большого кустарника на мысе. На следующий день бонд так и сделал.
Следующей ночью ему опять приснился этот же человек, который поблагодарил его за ягнёнка и сказал, что мало чем может вознаградить его, разве тем, что ему больше не нужно будет летом сгонять овец. И на самом деле, в течение всего лета бонд каждый день выгонял овец пастись, а вечером все они возвращались домой.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #19 : 04 Июнь 2014, 15:05:44 »

                       
Корова сокрытого народа на прокорме (исландская сказка).

На Миннибрекке [Меньший Склон] в Фльоуте жила одна женщина; имени её не упоминается. Как-то осенью ей приснилось, что к ней пришла эльфийка и попросила покормить зимой её корову. Женщина с Миннибрекки пообещала это, так как у неё были хорошие запасы сена. Эльфийка предупредила, чтобы она не вмешивалась ни в отёл, ни в дойку этой коровы.
Утром в хлеву появилась неизвестная корова, и женщина всякий раз задавала ей корм. Увидев, что корова вот-вот отелится, она не стала вмешиваться. Однако одна работница там была любопытна и пошла в хлев узнать, кто у коровы родился. Едва она открыла дверь хлева, как ей в лицо полетел послед, и с тем ей пришлось убраться восвояси.
Когда женщина пришла в хлев на следующую кормёжку, она увидела, что корова отелилась и полностью оправилась, но телёнок пропал. А корова осталась на всю зиму на прокорме. Женщина часто слышала, как её кто-то доит, но никого не видела. Утром первого дня лета корова исчезла, а в стойле лежало прекрасное женское платье. Женщина оставила его себе и иногда надевала.
                       
Вознаграждение за молоко (исландская сказка).

На одном хуторе в Эйяфьёрде проживала богатая чета. Однажды там построили кладовую, и внутри неё оказалась некоторая часть большого камня, вросшего в землю.
Одним вечером в начале зимы хозяйка пошла туда разобрать запасы. Она увидела на камне деревянный сосуд вместимостью в два литра, который был ей незнаком. Она также спросила работницу об этом сосуде, но та не знала, кому он принадлежит. Тогда женщина налила в сосуд парное молоко и поставила на камень, затем заперла дверь и оставила ключ при себе.
Утром женщина пришла в кладовую и осмотрела сосуд; он был пуст. Всю зиму женщина каждый вечер (или во время каждого приёма пищи) наливала молоко в этот сосуд, и оно всегда исчезало из сосуда.
Пришло лето. Ночью первого дня лета женщине приснилось, что к ней пришла незнакомка и говорит:
— Ты хорошо поступала, что всю зиму давала мне молоко, а я ничего тебе так и не подарила. Теперь возьми взамен то, что окажется в твоём хлеву, когда ты пойдёшь туда завтра утром.
С тем она исчезла. Утром первого дня лета женщина пошла в хлев, и там в хлеву оказалась незнакомая серая великолепная тёлка. Женщина догадалась, что эльфийка подарила ей эту тёлку за молоко. Эту тёлку оставили там, и она стала превосходной коровой.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #20 : 17 Июнь 2014, 16:44:53 »

                   
Аульвы с Тьоудоульвсхайи (исландская сказка).

На хуторе Тьоудоульвсхайи в Хольте жил бонд, которого звали Йоун Эйнарссон (его отец тоже жил там до него) и его жена, которую звали Кристин, дочь Гюннлёйга из Мулакота, сына Сигюрда, и Сигрид, дочери Оулава из Мулакота и Йоуханны Марии.
В Тьоудоульвсхайи много пещер. Одна из них называется Сенной Пещерой, она расположена перед хутором и под ним. Её так называют потому, что в ней хранят сено. Там, в этой пещере, Кристин оставляла в чаше молоко от своих овец.
Летом произошло нечто странное: молоко исчезло из чаши. Хозяйка обвиняла в этом своих домочадцев. Поэтому пещеру заперли на замок, но исчезновения продолжались.
Летом Сигрид Оулавсдоуттир, её мать, умерла. Тогда Кристин велела положить чуть-чуть от каждого блюда в эту чашу, и еда исчезла, как и молоко. После этого она стала оставлять там кипячёное молоко, и так продолжалось всё лето.
А осенью в этой чаше оказалась серебряная ложка, необычайно красивая. После этого молоко перестало исчезать. Старый Магнус, который рассказал мне эту историю и который был тогда юношей, видел эту ложку и восхищался её красотой.
                       
Аульв с мешком (исландская сказка).

На одном хуторе рядом с овчарней находился отвесный склон большого травянистого холма. Ходили слухи, что в этом холме что-то живёт.
Однажды случилось так, что одной смышлёной и честной женщине понадобилось встретиться с работниками, которые стояли у овчарни. Но когда она отошла от дома, то увидела незнакомца в синей одежде с завязанным белым мешком на плече, который стоял неподалёку от работников. Он опирался на посох и, казалось, участвовал в беседе.
Почему-то этот человек вызвал у неё страх, и она не пошла дальше. Когда же работники вернулись домой, он сразу спросила их об этом незнакомце, но они оказались в недоумении и сказали, что к ним никто не подходил.
Тогда она догадалась, кто это мог быть, ведь прежде ей порой у этого холма показывались люди, мужчины, женщины и дети, возраст которых она не могла определить, а порой ей слышались человеческие голоса внутри холма, но больше ей никогда не удавалось что-либо заметить.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #21 : 14 Июль 2014, 14:33:08 »

                     
Происхождение скрытого народа (исландская сказка).

Однажды всемогущий Бог пришел к Адаму и Еве. Они хорошо приняли Его и показали Ему все, что было у них в доме. Они также привели к Нему своих детей, которые показались Ему подающими надежды. Он спросил Еву, нет ли у нее других детей, кроме тех, что она Ему показала. Она ответила, что нет. Но на самом деле она не успела домыть некоторых детей и стыдилась показать их Богу, и поэтому спрятала их. Бог знал об этом и сказал: «То, чему должно быть скрытым от Меня, да будет скрыто и от людей». Те дети сделались невидимыми для людских глаз, и стали жить в горах и холмах, в пригорках и камнях. От них произошли эльфы, а люди произошли от детей, которых Ева показала Богу. Люди никогда не видят эльфов, если те сами этого не хотят, а эльфы видят людей и могут делать так, чтобы люди их видели.             
                     
Альв и Альвёр (исландская сказка).

Есть много преданий о происхождении альвов. Упомянем самыме общеизвестные из них.
В книге Аурни рассказывается о том, как Ева мыла детям головы.
Другой рассказ о том, что когда ангелы ослушались своего господа, и он сбросил их с небес, некоторые упали в бездну, но некоторые остались в воздухе между небом и землёй, некоторые попали в воду, и некоторые — в землю, и так они разделились. Некоторые из них хотят меньше вредить людям, а другие — больше, и это ещё одно различие. Они называются: духи воздуха, духи земли и духи воды или водяные. Они показываются в различных образах, которые трудно перечислить, но, конечно, сами истории делают это лучше всего.
Третий рассказ о происхождении троллей и альвов такой.
Сначала бог создал человека из глины и жену для него также из глины. Эта его жена была такая раздражительная и злая, что Адам устал с ней ругаться. Бог хотел исправить её, но это не получилось. Поэтому бог создал ей мужа по её нраву и назвал его Альвом, а её — Альвёр, и от них произошли все тролли и альвы.               
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1278
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: Сказки про эльфов
« Ответ #22 : 02 Март 2017, 15:25:05 »

Батыры из племени чудь (Удмуртская сказка).

Когда, в какие далёкие времена это случилось, никто сказать не может, но только само собой разумеется, что и алангасаров (великаны) уже на свете не было, и потомки Уда расселились в лесном краю разными племенами, и Инмар с Кылдысином не появлялись больше людям. Именно тогда-то на реке Каме поселилось племя, которое называли чудь светлоглазая. И жило это племя на горе, на высоком берегу. Люди этого племени любили простор и волю, а потому расселились не грудно, не теснились один возле другого. Но жили дружно: как завидят, что на кого-то из них надвигается неприятель, то пускали упреждающие стрелы собратьям. Возьмут и пустят стрелу на курган, что у реки Белой, и дальше, к Чегандинскому урочищу. Как долетит стрела, так они немедля собирались все вместе и встречали неприятеля.

 Росту они были очень высокого, силы непомерной, а характера независимого. Другие племена называли их батырами.

Однажды после набега врагов их поселение превратилось в пепелище. Тогда оставшиеся в живых мать, три брата и красавица сестра бросили его и ушли к тому месту, где теперь находится селение Чеганда и где берег Камы выступает в реку тремя мысами. Не с пустыми руками явились они в эти места, несметные богатства принесли с собой, бессчётные стада пригнали.

Понравились этой семье три крутых мыса на Каме, и решили они обосноваться здесь и больше не искать другого места.

Сперва обжили они средний мыс, что оброс могучим сосняком, построили здесь просторное жилище, обнесли изгородью загон для скота. Но не долго им ложилось вместе, не хватило миру между братьями, пошли у них ссоры и раздоры, потому что очень уж не похожи были друг на друга три брата: и обличьем, и характерами.

Как-то, расспорившись не на шутку, пришли они к своей мудрой матери за советом, как им поступить, чтобы впредь не ссориться, как разделиться по справедливости и без обиды для неё.

Посмотрела мать на возмужавших сынов и сказала:
— Видно, сыны, и для вас пришло время вылететь из гнезда. Не стану держать вас. Выбирайте каждый место по сердцу и поселяйтесь там.

 Первым выбор сделал младший безусый брат. Он был белокур и голубоглаз.
 — Больше всего я люблю землю пахать, — сказал он матери и братьям. — Уступите мне левый мыс, там хотел бы я жить. Уж очень мне по душе роща на том мысу и соловьи, что по весне поют.
Сказал и стал ждать ответа, с опаской и тревогой посматривая на братьев.

 Но братья молча поклонились ему, и тогда мать ответила:
— Силой и ловкостью ты, сын не обделён, к труду прилежен и любишь землю пахать и сеять. Если нравится тебе левый мыс — владей им, братья отступаются от него в твою пользу.

 Тут заговорил средний:
 — Я был с отцом, когда он взмахнул мечом и, раненный смертельно, завещал мне свои доспехи, лук и колчан со стрелами. Я люблю охоту и скотоводство. Отдайте мне этот средний мыс! Я стану защищать всех вас. А мать и сестру я никуда не отпущу, они останутся жить здесь, как жили.
 Так сказал средний брат. Pыжие волосы его спускались на могучие плечи, борода, такая же рыжая, густо прикрывала подбородок и щёки, на широкой груди покоилось ожерелье из медвежьих и кабаньих клыков. Сказал и сверкнул зеленоватыми глазами на братьев.
Младший на это ответил поклоном, а старший только головой кивнул и усмехнулся одними губами.

 — Значит, всех нас ты берёшь под свою защиту? Спасибо,- сказала мать. — Мы остаёмся с твоей сестрой жить здесь, в этом жилище. Ты любишь охоту, как любил её и твой отец, стрелы у тебя тоже не знают промаха. Не чья-нибудь, а твоя стрела пронзила сердце врага, убившего отца. Ты смел и бесстрашен, сын мой, все соседи не смеют трогать твои скот и твоё жилище. Ты будешь хорошим защитником. Но предупреждаю: не обижай ни сестру, ни братьев, ни меня. Я говорю тебе об этом, потому что знаю твой вспыльчивый нрав и злопамятность. Поклянись мне, что не обидишь никого из нас!

 Тот поклялся.
 — Смотри же, сын, сдержи клятву! Не то кары тебе не избегнуть, — ещё раз предупредила мать.

 Теперь взгляды всех обратились к старшему. Что скажет он? Высокий, как и братья, но черноволосый с твёрдым пронзительным взглядом чёрных глаз похожий на глаза матери, стоял он перед всеми спокойный и уверенный. Длинные прямые волосы были схвачены на лбу зелёным обручем, длинная чёрная борода закрывала всю грудь.

 — Ничей остался правый мыс. Тогда я беру его себе, — рассудительно сказал он. После этого все поклонились ему. Так стали жить братья невдалеке друг от друга, но порознь.

 Наступила весна. Младший, идя за сохой радовался хорошей погоде и пел песни. Его голос сливался с птичьим весёлым гомоном и разносился по всей округе.

 Белокурая красавица сестра на среднем мысу сплела венок из цветов, украсила им распущенные волосы, слушая брата и пение птиц. По вечерам она тоже выходила из землянки послушать его песни и соловьёв в берёзовой роще на левом мысу. Иногда она и сама начинала петь. Тогда всё, казалось, смолкало, прислушиваясь к нежным звукам её голоса. Её пение доносилось и до правого мыса, послушать его выходил старший брат. Мать тоже с доброй улыбкой слушала пение дочери.

 Только один средний брат не любил её песен: в них не было ни жажды мести, ни ненависти, была только одна чистая любовь. Он, обрывая пение, громовым голосом звал сестру домой. Не нравилось ему и то, что сестра часто навещала младшего брата. Он бы и вовсе запретил ей ходить к нему, если бы не боялся матери.

 Средний брат соорудил два высоких земляных вала, которые защищали скот от нападения диких зверей. Целыми днями он бродил по лесу, охотясь на дичь и зверей, а по вечерам выходил на нос мыса с луком в руках и бил пролетавших лебедей и гусей. Правый мыс казался пустынным, лишь землянка и тропинка, ведущая к ней, выдавали, что там кто-то живет.
Ни звуком, ни стуком не выдавая себя, старший чернобородый брат ранним утром покидал жилище и отправлялся в овраг, в ближний лес и собирал там травы. Под вечер он так же тихо возвращался с пучком трав. У дверей его встречала мать. Не говоря друг другу ни слова, они заходили в землянку и плотно закрывали дверь, чтобы никто не слышал их разговора. Мать любила всех детей одинаково, но вещие знания и умение решила передать старшему. Далеко за полночь дверь снова открывалась, и мать возвращалась обратно к среднему сыну.

 Ни сестра, ни другие братья не догадывались об этих тайных встречах матери со старшим сыном, ничего не знали они и о том, чем занимается их брат, которого они почти не видели с той поры, как отделились. Только сестра, которая любила собирать цветы, встречала иногда старшего брата, когда тот шел к пещерам. Она молча раскланивалась с ним и никогда не заговаривала, робея от его глубокой задумчивости. Сестра спрашивала о нем у младшего брата, но он знал еще меньше ее. И откуда ему знать, если он совсем никуда не ходил со своего мыса, разве что к матери, да и то редко.

 Из птиц лишь одни совы почему-то селились на правом мысу. Их жуткие крики в наступавшей ночи пугали сестру, когда она, заслушавшись младшего брата и соловьев, сидела около своего дома. Так они и жили, пока жива была мать. Но вот ее не стало. Горько оплакивал мать младший сын, самый сердечный из братьев. Но горше того плакала сестра: не стало матери, больше некому заступиться за нее, некому защитить ее от притеснений среднего брата. Младший брат, хоть и любил ее больше, чем остальные, не мог облегчить ее участь, потому что сам был робок и не умел владеть оружием. Старший же никогда не вмешивался в их жизнь, и ей казалось, что ему не было до нее никакого дела.

 Знала сестра, что средний брат при первом же удобном случае расправится с младшим за то, что он ее любимый брат. Средний сын тоже оплакивал мать. Только старший был по-прежнему молчалив и не выдавал своих чувств ни слезами, ни вздохом. После похорон умолкли песни на левом мысу. И сестра больше туда не заходила, чтобы не гневить среднего брата. Лишь когда средний брат уходил далеко охотиться, то перекликалась она с любимым братом. Но однажды охотник вернулся раньше и услышал, как они переговариваются друг с другом. В гневе он схватил лук, вытащил стрелу из колчана и хотел пустить ее в брата. Тот испугался, бросился с мыса в Каму и поплыл. Средний собрался было пустить стрелу в плывущего, но передумал: жаль стало стрелы. «Все равно ведь утонет, не переплыть ему полноводной Камы», — подумал он.

 Но тот все же переплыл реку и поселился на ближайшем холме. Сестра видела все и еще больше невзлюбила того, с кем приходилось жить под одной крышей. А средний брат, насмехаясь над ней, сказал:
 — Больше небось не захочется песенки распевать да без дела разгуливать. Станешь теперь зерна молоть на ручной мельнице. И ходи где угодно: кроме нас со старшим братом, больше никого нет на всем берегу. Старший, сама знаешь, мне не помеха, он не вступится за тебя. Да и оружия у него нет никакого.

 Днем, если поблизости не было брата, она уходила на высокую гору над пещерами, откуда хорошо был виден холм, приютивший младшего. Она махала рукой, брат отвечал ей тем же. Он что-то кричал, но слова не долетали до нее, и она начинала плакать горькими слезами. Слезы капали на песок и были так горючи, что песок плавился. Эти спекшиеся слезки и сейчас находят над пещерами.

Однажды кто-то подошел к ней и осторожно положил руку на плечо. Оглянулась-старший брат.
— Не таись, сестра, может, я смогу помочь твоей беде,- сказал он. Пуще прежнего залилась слезами девушка:
 — Никто, наверное, мне не поможет. Средний брат сильнее вас обоих, и век мне жить у него в неволе. Разве ты поможешь мне убежать от него? Он и тебя убьет.
 — Хочешь убежать от него? — переспросил старший брат. — Это очень просто, сестра. Я помогу. — Ты не сумеешь. Ведь у тебя нет лодки, ее он спрятал далеко в лесу. У тебя не хватит сил притащить лодку к воде.
 На это брат только улыбнулся. Ведь она совсем не знала его. А сестра продолжала:
 — Если он увидит, как ты тащишь лодку, то пустит стрелу прямо в сердце тебе.

 Надвигались вечерние сумерки, над Камой сгустился туман, в лесу заухали совы. Темная ночь спустилась на землю, а сестра все упрашивала брата, чтобы он не пытался спасти ее. Тут издалека донесся крик среднего брата, который разыскивал исчезнувшую сестру. Она вздрогнула и в страхе зашептала:
 — Беги, брат. Если он найдет нас, то убьет тебя. Беги отсюда, спасайся! — Не бойся. Теперь ничего не бойся! Он взял ее на руки и, взмыв в воздух, полетел. Они вмиг очутились возле землянки на правом мысу. Впервые сестра зашла в жилище старшего брата. В большой землянке летали совы и летучие мыши, по стенам висели сушеные травы, на полках стояли горшочки с разными снадобьями.
— Ложись, сестрица, спать. Утро вечера мудренее,- посоветовал он напоследок. И она послушалась.

 Утром брат дал ей горшочек с каким-то настоем и сказал, что если она его выпьет, то обратится в белую лебедь.
 — Полетишь к тому холму, где живет наш младший брат. Там искупайся в ключе, что под холмом течет, и снова обернешься девушкой, -пояснил он.

Средний брат всю ночь искал сестру. Утром вышел на мыс, а над ним белая лебедь летит и кричит:
 — Прощай, постылый брат! Тут он догадался, что это не лебедь, а его сестра улетает от него, рассердился и пустил в нее стрелу. Но его стрела впервые пролетела мимо цели. Он стал пускать стрелы одну за другой, но даже не задел белую лебедь.

 За Камой лебедь искупалась в ключе и стала прежней девушкой-красавицей.

 А средний брат бросился на землю и стал кататься от злости. Немного успокоившись, он поднялся с земли и увидел старшего брата, который стоял на своем мысу и смотрел на него с укором. Тогда он выхватил из колчана последнюю стрелу и пустил ее в брата. Стрела тут же вернулась обратно в колчан. Сколько раз пускал он ее, столько раз она возвращалась к нему. А старший брат как стоял, так и стоит, с осуждением глядя на среднего брата. Тогда рыжий схватил копье и метнул его в брата. Копье сломалось, не долетев до цели.

 Рыжий брат от бессильной ярости снова бросился на землю. Тело его вдруг стало покрываться густой шерстью, а сам он превратился в огромного рыжего волка, присел на хвост и завыл. Услышали этот вой бывшие враги среднего брата — волки — и стали ему подвывать. То воя, то рыча, рыжий волк смотрел на черноволосого человека, он готов был броситься на него, но страх удерживал.

 Надоело человеку слушать волчий вой, повернулся он и ушел в землянку. Тогда рыжий волк побежал к пещерам, где были запрятаны несметные богатства, оставшиеся еще от отца с матерью. Там и остался жить он рыжим волком-великаном.
 По ночам вой этого волка наводил страх на все живое вокруг.

 Старший брат тоже не остался на своем мысу и вскоре перебрался на другой берег Камы и поселился на дальнем холме. Холм, где жили белокурые брат с сестрой, с той поры стали называть Белой горой, а другой, на котором жил старший, чернобородый, — Черной горой. Говорят, что и сейчас находят на среднем мысу и в овраге стрелы, которые средний брат пускал в белую лебедь.
 Встречали искатели кладов и рыжего волка, охраняющего вход в пещеры напротив устья реки Белой, где сокрыты богатства братьев племени чудь.
Записан