Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Имя пользователя: Пароль:

Автор Тема: "Дивьи люди"  (Прочитано 33761 раз)

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1277
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: "Дивьи люди"
« Ответ #270 : 22 Февраль 2017, 17:35:33 »

... По поводу «заносимости» извне на Пермь чуждой культуры, кроме разве что «несложных грубых железных поделок местных» - страстное «коллекционирование» персидских и византийских сокровищ хантами, при почти полном отсутствии этих «коллеций» на месте их производства в Персии и Византии, выглядит, по меньшей мере, неубедительно...

 В 1332 году великий князь Московский Иван Данилович, прозванный еще при жизни Калитой (год рождения неизвестен - умер в 1340 г.) объявил войну Великому Новгороду, в ультимативной форме потребовав от независимой республики выплату дани "закамским серебром". В Новгородской первой летописи младшего извода читаем: "В лето 6840 [1332 г.] <...> великыи князь Иванъ прииде из Орды и възверже гневъ на Новъград, прося у них серебра закамьское..."

Конфликт был с трудом улажен. После внушительной демонстрации силы, в ходе которой воеводы Калиты захватили Торжок и Бежецк, новгородцы предполи уступить. Точно так же в свое время откупились они с помощью "бесчисленного множества даров" (в Никоновской летописи данная формулировка приведена дважды) от карательной орды Дюдени, того самого, что в свое время спалил до тла и ограбил четырнадцать городов Северо-Восточной Руси, включая Москву. Не приходится сомневаться, что львиную долю сих бесчисленных даров, опять-таки составляло неисчерпаемое и загадочное "серебро закамское" Что же в таком случае есть оно на самом деле? В Воскресенской летописи таинственные сокровища названы несколько по-иному - "сребро Закаменьское". Но это мало что меняет, ибо тем самым местонахождение "серебра" оказывается в Югре, то есть в Северном Приобье, за Уралом: Уральские горы в старину именовались Камнем, поэтому "Закаменьское" означает "Зауральское".

Вот тут-то и вылезать ошибочность локализации Югры за Уралом: за Камой-рекой, за Камнем-Уралом, Югру ныне тоже помещают за Уралом.

Но за Камой-рекой также располагаются и Северные Увалы (водорастел северных и южных рек Восточной Руси), которые на древних картах рисовались как гиперборейские горы (реки берут своё начало в горах).

Неважно, что послужило основанием для того, чтобы называть Урал и Северные Увалы Камнем (за Камой - Закамье - Закаменье - за Камнем), но вот то, что Золотая Орда потребовала от Москвы взять "закамское серебро" уже наводит на размышления. Если речь идет о сборе серебра за Уралом, то требование Орды выглядит довольно странным: это как всё-равно, что Узбекистан потребует от Европы собрать дань шелком в Китае. Во-первых: у Золотой Орды налаженные связи с Зауральем (там Белая Орда). Во-вторых: требует от Москвы, чтобы это сделал Новгород (где Ладога, а где Сибирь). В третьих: такое требование означает о регулярности сбора дани Новгородом с Югры, а значит - это не может быть за тысячи километров от Новгорода (пусть даже если он и располагается в Ярославле, по Фоменко).

Вот если принять расположение Югры в междуречье Мезени и Печоры, за Камой-рекой, за Северными Увалами - Камнем (как это показано на картах Ремезова (он даже и не подозревает, что оказывается жил в 17 веке в Югре - показывал ее в междуречье Мезени-Печоры, но никак не в Сибири: см.рис.71), тогда всё становится на свои места, и требование Золотой Орды от Москвы выглядит вполне логично.

Рис.71 Югорское царство в междуречье Печоры и Мезени на Тиманском серебро-золото-медьсодержащем кряже из Чертежной Книги Сибири С.У.Ремезова 1697-1701гг.

Интересный факт отмечают и вятско-камские краеведы (Ухов Сергей):

Например, первое упоминание о реке Каме в русских летописях датируется, видимо, 1324 годом, о Вятке (местности) — безусловно, только 1374 годом, хотя уже в самых древних летописях есть сведения о более удаленных северных землях и народах вплоть, якобы, до Северного Урала (Югра и Самоядь), наряду с Печерой. А ведь Кама — крупнейшая река в Европе, река Вятка — тоже не ручей, а реки в то время были главными транспортными путями. Если вглянуть на карту Ремезова (рис.71), то всё становится на свои места.

Другой пример. В одной из летописей говорится: «Сказа ми Гюрята Роговичь Новгородец: послах отрок свой в Печору, люде, яже суть дань дающие Новугороду; и пришедшю отроку моему к ним, оттуда иде во Югру; Югра же людье есть язык нем и соседят с Самоядью на полуночных странах» (Лаврентьевская летопись. Л. 85а середина. 27. С. 234-235).
Печора, Югра и Самоядь здесь этнонимы. У первых двух народов в тексте имеются краткие характеристики, чем они примечательны для летописца:

Печора — люди, дань дающие Новгороду;

Югра — люди, язык которых нем (непонятен).

Но ведь логически вытекают из этого противопоставления и противоположные характеристики:

Печора — язык их понятный;

Югра — дань не дают.

Не означает ли это, что язык печоры не финноугорский, как принято считать априори, а понятный летописцу , например про голядь или литву — никогда не писалось «язык нем».

Почти очевидно (да и нет других мнений), что летописная печора обитала на берегах реки Печоры и Югра где-то рядом (почти очевидно, что до Камня-Урала).

В только что процитированной Новгородской первой летописи приведен и известный рассказ о походе новгородцев в Югру, то есть в то самое Закамье, откуда поступало к ним "закаменьское серебро":" [1193 г.] ... В то же лето пошла из Новгрода к Югру рать с воеводой Ядреем. И пришли в Югру, и взяли город, и пришли к другому городу. И заперлись [югричи] в городе, и тояли [новгородцы] под городом 5 недель. И выслала к ним югра [парламен-теров], обманом говоря так: мы-де собираем [для вас] серебро и соболей, и иные богатства, поэтому не губите своих смердов и своей дани. Так обманывали их, а сами воинов собирали. И как собрали воинов, то выслали из города к воеводе [приглашение]: "Приходи в город, взяв с собою 12 мужей лучших". И пошел в город воевода. взяв с собою попа Иванка Легена и иных лучших. Изрубили их [югричи в городе] накануне [праздника] святой Варвары. И выслали [приглашение] вновь, и захватили еще 30 мужей лучших, и тех изрубили, а потом еще 50. После этого сказал Савка князю югорскому: "Если, князь, не убьешь Якова Прокшинича и отпустишь его в Новгород живого, то ему, князь, удастся опять воинов привести сюда и землю твою опустошить". И повелел [князь] убить его. И сказал Яков [перед смертью] Савке: "Брат, судит тебя Бог и святая София, так как предал ты своих братьев, и встанешь с нами перед Богом, и ответ дашь за кровь нашу". И после этих слов он был убит. А тот Савка связи поддерживал тайно с князем югорским. Тем временем изнемогли [новгородцы] от голода, поскольку стояли уже 6 недель, поддавшись на обман. А на праздник святого Николы [югричи] сделали вылазку из города и изрубили их всех. И была печаль и беда оставшимся в живых, ибо уцелело их 80 мужей. И не было вестей о них всю зиму в Новгороде..."

Исключительно важное сообщение - по всем параметрам. Одно известие о существовании в Югре неприступной крепости, которую не могла взять новгородская рать, чего стоит. Помянуто в летописи и таинственное серебро. Любопытно однако: у кого же это югорцы его собирали? И почему именно собирали? Известно, что ханты-манси и подвластные им другие северные народы выплавкой какого бы то ни было металла не занимались и никакими металлургическими навыками не владели. Так какое же серебро собирали в таком случае данники ? Где? откуда? почему? Неушто плавили знаменитое Сасанидское серебро из Ирана, которым до сих пор буквально усеян Север Евразии?

Известно очень простенькое объяснение происхождения закамского серебра (оно просматривается уже в "Истории" Карамзина: югорцы, дескать, сами его не добывали, а получали от производителей. Но кто же тогда эти производители? Северные народы металл не выплавляли и металлургических навыков не имели.

Теперь уж точно можно определенно утверждать: куда ходила Русь (Новгород) за серебром в 11-14 веках? В Югру, располагющуюся в междуречье Мезени и Печоры, где взяв один город, они не смогли справиться с другим (должно быть достаточно крупное укрепление). Ну а масштабах и качестве цветной металлургии наших югорцев в 1-ом тысячелетии н.э. можно составить впечатление в экспозиции Эрмитажа, лицезрея коллекцию серебрянных изделий Крайнего Севера эпохи Сасанидов (3-7 века н.э.)
(источник)
« Последнее редактирование: 22 Февраль 2017, 17:38:10 от Ромашка Нит »
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1277
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: "Дивьи люди"
« Ответ #271 : 22 Февраль 2017, 17:47:05 »

(продолжение, источник тот же)

 Но остались следы - вещественные и неуничтожимые: то самое сасанидское серебро, коим каждый теперь может полюбоваться - стоит лишь посетить Эрмитаж в Санкт-Петербурге. Вопрос, однако, остается все тот же: как же все-таки это серебро оказалось на Севере?... получается что в одно прекрасное время Русский Север превратился в арктическое подобие сокровищницы легендарного царя Креза. А Господин Великий Новгород на каком-то этапе прознал про те неисчерпаемые и вполне доступные при желании богатства. И не только прознал, но и на долгие годы (по существу - века) присосался к практически даровому источнику пополнения своей и без того не скудной казны.

Шуму особого по данному поводу новгородцы никогда не устраивали, получали по договоренности с Югры и Печоры изрядную толику серебряной дани, а если те забывали о долге, - направляли в Югру карательные отряды, вроде того, про который повествуют в приведенном выше отрывке летописец. Тайну свою, как могли, оберегали от чужих завистливых очей, дабы не обявились другие охотники до "закамского серебра". Но, как видно из летописей, нашелся все-таки на новгородских хитрецов один московский простец - по имени Иван, по прозванию Калита. Он пригрозил богатеньким новгородцам войною и вскорости получил от них все, что требовал: и собственную казну пополнил, и с золотоордынским владыкой - ханом Узбеком - расплатился.

Итак, персидские сокровища каким-то совершенно необъяснимым образом оказались не где-нибудь, а именно в той культурной зоне, где издревлесуществовали традиции высокохудожественного литья. Имеются в виду  "чудские древности" - литые бронзовые фигурки культового,мифологического и магического назначения. Именно территория современного Росийского Севера, и прежде всего области, с запада и востока примыкающие к Уральскому хребту, испокон веков славились искусными литейщикакми, кузнецами и мастерами-ювелирами, владевшими виртуозной техникой обработки металла.

Итак, Югория интересовала Новгород, а затем и Московию как источник серебра. Имеются сомнения в нахождении этого источника в междуречье Мезени и Печоры? Если имеются, то необходимо признать их существование на С.Таймыре.

Ладно бы по Северу были бы разбросаны только мировые шедевры эпохи Сасанидов III-VIII веков. Так нет, назло нашим историкам, Он еще и усеян Византийскими сокровищами XIII века.

Н.В.Федорова. Византийское сокровище угорских князей
Опубликовано в: Родина. Москва, 2002. № . С. 7-9.:

«Итак, на севере Западной Сибири в разное время найдено пять серебряных византийских чаш, изготовленных приблизительно в одно и то же время: в XII или в начале XIII века на территории Византийской империи в широком смысле, включая сюда ее ближневосточные провинции, а также захваченные к тому времени крестоносцами Сирию и Палестину. Это невероятно много. Так, на выставке «Искусство Византии в собраниях СССР», прошедшей в Эрмитаже в 1977 г. серебряная посуда IX-XII вв. была представлена чашами из Нижнего Приобья (рис.72) за всего одним исключением, речь о котором пойдет ниже.

Рис.72 Византийская чаша XII-XIIIвеков н.э. из Березова.

Ценность сосудов в наше время очевидна и не требует специальных доказательств. Для того, чтобы понять, насколько ценны они были для людей средневековья, (достаточно почитать воспоминания средневековых рыцарей-крестоносцев, которые были описаны ранее).

В этой связи интересна еще одна находка: серебряная византийская чаша, наиболее близкая из всех по форме, размерам, декору чаше из Барсова Городка, была найдена в 1915 году в составе клада серебряных вещей на окраине г. Тарту в Эстонии. Не может ли этот факт быть следом пути византийской посуды через Западную Европу в Европу Восточную и даже в Западную Сибирь?»

Как видим, не только c Ирана, но и с Византии, обходным путем доставляли Византийские сокровища в качестве посольских даров сибирским «князьям». Мы знаем, что изделия из серебра и золота всегда входили в состав посольских даров главе государства или иным важным персонам. Согласно дипломатическому ритуалу, серебряная посуда обязательно включалась в состав подношений царствующим особам. Так, иностранные художественные изделия из серебра составляли самую существенную часть казны московских государей (Маркова, 1998, с. 14). Более того, «почти на всех иностранных серебряных предметах по правилам хранения государевых сокровищ сделаны русские гравированные пометы об их весе, принадлежности, о пути и времени поступления в казну» (там же). Здесь уместно будет вспомнить чашу из Березова с ее фиксированным весом или ценой и Черниговскую чашу с надписью «Наум»: не есть ли это следствие их содержания в какое-то время в некоем хранилище в Москве, а затем передаче хантам и манси в качестве подарка «с царского плеча»?

Невероятно, но почти все советские, да и россиянские кандидатские и докторские диссертации по Искусству Малой Азии эпохи Сасанидов и отчасти Византии составлены на шедеврах, найденных на далеком Севере Западной Сибири и Прикамья.

«Предубеждение сильнее истины!». Не знаю, кому принадлежат эти слова, но, разбирая «фэнтези» наших «академиков» по истории Руси, постоянно в этом убеждался. «Достаточно большое количество серебряных блюдец и пластин, обнаруженных в последние годы в составе домашних святилищ хантов и манси, позволяет вернуться к вопросу о месте и времени их изготовления. В описаниях, выполненных предшественниками (в XIX веке), допущен ряд неточностей» (.А.В. Бауло. Атрибуция русских изделий из серебра, найденных на севере Сибири: сайт Ямальской археологической экспедиции):

Наиболее радикальная точка зрения на возраст двух серебряных блюдец, найденных в 1876 г. на святилище у сел. Веспугол на Нижней Оби, принадлежит О. Финшу. Он полагал отнести их к АНТИЧНОСТИ, но его смутили выбитые на лицевой стороне изделий даты - 1832 и 1833 гг. Позже в Казани, Радлов, «знаток этого дела», объяснил путешественнику, что на таких тарелках старинного происхождения часто выставляют позднейший год. Исходя из этой информации, О. Финш отнес их к изделиям «несомненно старинного происхождения». Поскольку ранее тарелки были найдены в «чудских могилах», то они, скорее, служили не тарелками, а зеркалами [Финш, Брэм, 1882, с. 436 - 437].

Данная информация крайне интересна по двум параметрам:

во-первых, если находились шедевры металопластики без указания даты и места (мастера) изготовления, то их относили к произведениям Сасанидов III-VIII века, Византии XII-XIII веков или Античности чудских могил в зависимости от сюжета на изделии;

во-вторых, сюжеты «жертвенных» тарелок хантов и манси XIX века встречены на «зеркалах» чудских могил Античности и таких «зеркал», вероятно, в них было не мало, как и раскопанных чудских могил.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1277
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: "Дивьи люди"
« Ответ #272 : 24 Февраль 2017, 11:23:07 »

Каждый финнолог неизбежно встречается с вопросом о древней Чуди. Безаппеляционно причисляя ее к фино-угорским народам, финологи всё же вынуждены констатировать: это другой народ.

Достаточно сказать, что у всех народов фино-угорского происхождения имеются предания о более древних обитателях Севера.... Булгарские летописи сохранили сведения о народе  чудь (шуд по булгарски) – это коренной народ всего севера Евразии. В булгарских летописях присутствует еще один народ «ары», положение которых географически совпадает с территорией ныне заселенной пермяками и обскими уграми и которых «традиционно» относят к фино-угорским.

 Работая на территории Севера Западной Сибири, многие исследователи сталкивались с существованием у коренных жителей (обских угров) преданием о неком народе, населявшем эту территорию до них. Название этого народа довольно устойчиво у разных групп. Как правило, его называют Ар-ях и переводят на русский язык как "Песенные люди", "Народ, о котором поется в песнях", реже - "Многолюдный народ" [ПМА]. Иногда как синоним названию "Ар-ях" приводят термин "Монть-ях", то есть "Сказочные люди" или "Люди о которых говорится в сказках".  Еще в начале XX века Л. Р. Шульц отмечал, что умение "обрабатывать металлы и выделывать гончарную посуду…, сооружение городищ и могильников… предание, общераспространенное среди всех остяков, приписывает народу Ар-ях, который остяки определенно отличают от своих предков Ханда-ях".

"Против единства ар-яхов и остяков, - свидетельствовал Л. Р. Шульц, - говорит и то, что на городище-могильнике около Кинтусовского озера (ныне оз. Сырковый Сор у пос. Салымс), среди черепов брахио и суббрахиокефальных, какие у современных остяков, находят долихокефальные, какие у остяков не встречаются. О том, что этот могильник служил раньше местом погребения ар-яхов, а позже остяков, говорит также предание среди жителей юрт Кинтусовых". [Шульц, 1924, с. 170] 

Устная традиция наделяет людей Ар-ях необычайно высоким ростом. Особый интерес, в этой связи, вызывают данные, приведенные Кунгурской летописью: "И идоша до городка Табаринца Бия, и ту бой на малые часы, потому что Ермакъ не становился долго и ворочатся за ясаком - что мимоходом урвалъ, то и наша добыча. И ту убиша богатыря две сажени высоты и хотьша жива свьсти с собою, но не далъся - ухватом человек десять загребьт и давитъ, и того застрелиша на чюдо" [ЛСКК, с. 578].

Упоминание о неком высокорослом северном народе мы находим и в более ранних источниках, так в "Книге Ахмада ибн-Фадлана" о путешествии на Волгу в 921-22 гг. есть фрагмент, описывающий великана из некой северной страны Яджудж и Маджудж, расположенной на берегу моря [Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу, 1939, с. 75-76].

В последние годы больше стали внимания уделять исследованиям человеческих останков из могильников, раскапываемых на севере Западной Сибири. Было отмечено, что в могильниках IX-XI вв. часто встречаются останки высокорослых людей. Рост взрослых мужчин нередко превышает 160 см, а иногда и 175 см. Таким образом, перед нами блестящее подтверждение данных фольклорных и письменных источников, которые в значительной мере дополняя друг друга, говорят о том, что Север Западной Сибири некогда был заселен высокорослым населением, которое сменили низкорослые группы современных обских угров.

Надо отметить, что описание народа ар-ях З.Сибири полностью подпадает под описание североевропейской чуди, с которой большинство очень хорошо знакомо: умение обрабатывать металлы, необычайная сила, миролюбивые, но искусные воины. Новгородцы, «покорявшие» Беломорье, так же отмечали больший, чем у них рост чуди.

(источник)
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1277
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: "Дивьи люди"
« Ответ #273 : 25 Февраль 2017, 00:52:43 »

«Обращаясь к материалам с территории бассейна р. Юган следует отметить, что здесь чаще, чем где бы то ни было, мы сталкивались, с упоминанием Ар-ях. Следы их пребывания зафиксированы и на Большом Югане, например, городище Ар-ях-вочш-волтэ (Развалины городка песенных людей) у деревни Таурово, и на Малом Югане.

В особенности хочется отметить данные, собранные на Малом Югане1.

Здесь сохранилось предание о том, что до прихода на Малый Юган хантов реку населял народ Ар-ях. Люди эти отличались высоким ростом. Отмечая это, информаторы применяли эпитеты "в пол лесины высотой", "метра два ростом", "великан", "примерно как ты, только повыше". Они не отличались воинственностью (каких-либо столкновений с ними в услышанных нами преданиях не отражено). "Весь этот народ вымер", последние два его представителя жили среди хантов. "Великанов-инородцев" часто приглашали участвовать в битвах. Не смотря на отмечаемое отсутствие воинственности, Ар-ях были сильными и искусными воинами, в сражениях "стоили десяти обычных человек".

Среди множества следов пребывания на Малом Югане "песенных людей" рассказчиками особо отмечалось два места в районе юрт Каймысовых на р. Малый Юган - два городища, сооружение которых приписывается этому легендарному народу. Эти объекты традиционно четко отделяются от укреплений, построенных "народом" Тоон-ях (людьми Тоньи) или Ягун-ях, то есть непосредственным предкам современных групп хантов, населяющих Юган.

Интересно отметить, что по преданию один из этих городков - "Вочш-волтэ-пай" (Развалины города остров) был насыпан посреди болота - "песок таскали, насыпали крепость".

Городище Вочш-волтэ-пай находится в 3,6 км к ЮВ от юрт Каймысовых, в 117 км к ВЮВ от пос. Угут. Оно расположено в правобережье р. Мал. Юган, в глубине небольшого верхового болота, приблизительно в 650 м от реки. Городище представляет собой небольшое овальное возвышение (холм) размером 24х27 м. Высота холма около 2 м, склоны крутые. Его окружает относительно сухая полоса шириной 4-8 м. Весь этот островок занят высокоствольными кедрами.

Площадка городища имеет размеры 14,5х20 м. На ней было зафиксировано 4 впадины, расположенные симметрично вдоль края городища. Размеры впадин - 5-6х5,5-8 м, глубина - 0,2-0,3 м.

При осмотре и зачистке обнажений было установлено, что культурный слой составляют чередующиеся слои темно-серой гумусированной супеси мощностью от 3 до 21 см - не менее 6 слоев (в них встречаются фрагменты бересты, древесный тлен, уголь); слои и линзы светло-желтой супеси мощностью до 26 см. Общая мощность культурного слоя достигает 110-130 см. Снизу культурный слой подстилает торф мощностью 3-16 см; ниже идет подзол, мощностью 1-3 см; материковое основание - желто-коричневая супесь.

Выявленная стратиграфия подтверждает устную информацию об искусственном (насыпном) происхождении холма. Наличие в основании торфа, говорит о том, что он действительно был насыпан на болоте. Высота холма до 2 м, видимо, сложилась из насыпной части и из того, что вокруг насыпаемого холма выбирался грунт для его подсыпки. Это подтверждается и тем, что холм окружен не заболоченной хорошо дренируемой полосой и полосой очень сырого болота (полоса в которой грунт был выбран на наибольшую глубину).

В период функционирования укрепление, скорее всего, представляло собой единую постройку, состоящую из четырех помещений-"клетей" под одной общей крышей и с единой внешней стеной. Судя по крутизне, склоны были укреплены, не исключено, что внешняя стена начиналась от подножия насыпанного холма.

По органике была получена радиоуглеродная дата - 765±40 лет, то есть, учитывая калибровку, городище, скорее всего, датируется в пределах второй половины XIII в.

Второй памятник выявлен в левобережье, в 2 км к югу от городища Вочш-волтэ-пай, вверх по течению. По информации братьев Каймысовых "здесь было основное поселение ар-ях". Кроме городища здесь расположено селище, возможно, составлявшее с ним единый ансамбль. Оба объекта находятся на небольшом треугольном холме, на краю верхового болота. Общая площадь комплекса составляет около 2800 кв. м

В северной части, где терраса образует длинный вытянутый мыс, находятся остатки укрепления (городище Каймысовы 1.1). Размеры площадки городища 15х16 м, она ограничена склонами террасы и рвами, которые на склонах переходят в дренажные(?) канавки. С северо-востока ров имеет ширину около 2 м и глубину до 0,5 м, с юго-запада он достигает 6 м в ширину и 1 м в глубину. Площадка имеет форму близкую к трапеции, На ней зафиксированы три прямоугольные впадины размером 3,5х5 м; 3х3,5 м и 3х4,5 м, глубиной 0,2-0,5 м. Одна из них расположена почти в центре, несколько ближе к СВ части, а две другие - у ЮЗ края, вдоль рва. Впадины соединены небольшими, едва заметными канавками (проходами). С внешней стороны юго-западного рва зафиксированы 2 впадины - остатки построек, которые, возможно, были связаны с системой обороны (остатки ворот или входной башни?). Укрепление, как и в случае с городищем Вочш-волтэ-пай, скорее всего, представляло собой единую постройку типа башни или терема. В 50 к ЮЗ от городища зафиксировано 7 впадин (селище Каймысовы 1.2). Они вытянуты в линию вдоль южного склона. Расстояние между соседними впадинами - от 1 до 9 м. Все впадины четырехугольные размером от 2,5х3,5 м до 4х6,5 м.

Датировка городища затруднительна, т. к. нет находок. Однако по внешним признакам (устройству обороны и планировке) оно чрезвычайно похоже на городище Больничное, на Большом Югане у пос. Угут, где П. А. Бахлыковым был найден серебряный сосуд [Карачаров, 2000], котрый может быть отнесен к произведению золотоордынской торевтики».

(источник)
« Последнее редактирование: 26 Февраль 2017, 21:57:06 от Ромашка Нит »
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1277
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: "Дивьи люди"
« Ответ #274 : 02 Март 2017, 18:53:32 »

Пространственный анализ легенд о Пермской чуди и их соотношение с археологическими памятниками (источник)

Пространственный анализ легенд о Пермской чуди дает возможность выявить приблизительный ареал обитания чуди. Легенды о чуди имеют свои особенности, и это отразилось на их распространении. У разных народов сохранились свои воспоминания о чуди, что в дальнейшем определило их отношение к этому легендарному народу. Это можно проследить также благодаря локализации легенд.

Легенды о Пермской чуди широко распространились на территории Предуралья. Нами была составлена карта, на которой обозначены места бытования легенд о чуди (приложение 2). Данная карта дает возможность выявить крайние точки и границы распространения легенд о чуди. Крайние точки: на севере – р. Вымь (Парма, 2009, с. 43) (республика Коми), на юге – с. Мостовое (Смирнов, 1890, с. 41) (республика Удмуртия), на западе – р. Вычегда (Парма, 2009, с. 43) (республика Коми),, на востоке – с. Велгур (Парма, 2009, с. 23) и с. Антыбары (Ленц, 1986, с. 22) (Пермский край). Легенды сконцентрированы вдоль рек Кама (Верхняя и Средняя Кама), Вишера, Иньва, Чусовая, Сылва, Вымь и Вычегда. Таким образом, условно можно обозначить границы распространения легенд о чуди – основная часть заключена между реками Вишера, Кама и Чепца и по рекам Чусовая и Сылва. Несколько отдельно находятся легенды, распространенные в местности вдоль рек Вымь и Вычегда.

Наиболее сконцентрированы легенды о чуди в Коми-Пермяцком округе и на северо-востоке Пермского края, где ранее проживали коми-пермяки. Это обусловлено рядом причин. Коми-пермяки хранят традиции, они наиболее подвержены восприятию суеверий, преданий, легенд, нежели русские. Легенды передаются из поколения в поколение, что дает возможность сохраняться легендам на длительный срок. Вторая причина – чудь является предшественником коми-пермяков на данной местности, либо же их предками. И то, и другое подразумевает контакт между двумя народами. У первых коми-пермяков, живущих в Предуралье, оставались воспоминания о предшествующем народе, что впоследствии вылилось в легенды. Есть и субъективная причина, этнографические экспедиции направлены, как правило, в Коми-Пермяцкий округ.

Легенды о Пермской чуди различаются по тематике: описание чуди, упоминание о чуди без дополнительной информации, чудские ямы, исчезновение чуди (чудь ушла в неизвестные места), отношения с другими народами, чудские богатыри, чудские клады, поминание чуди, мифологическая чудь. В зависимости от тематики локализация легенд отличается (приложение 1). Легенды об описании чуди, об упоминании о чуди, о чудских ямах распространены на всей территории, за исключением отдельных мест. Описание чуди не встречается в восточной части Кировской области, упоминание о чуди – в восточной части Кировской области, в республике Коми, чудские ямы – в восточной части Кировской области, в Удмуртской республике. Эти легенды не только широко распространенны пространственно, но и наиболее популярны у населения этих мест.

Легенды об исчезновении чуди локализуются в восточной части Кировской области, в Коми-Пермяцком округе, в Пермском крае, южнее Коми-Пермяцкого округа.

Легенды об отношении чуди с другими народами можно встретить на юго-востоке Удмуртской республики. Это пограничный район между удмуртами, башкирами и пермяками. Можно предположить, что именно в этой местности происходили контакты чуди с удмуртами или башкирами (их предками). Также легенды об отношении чуди с другими народами есть в Коми-Пермяцком округе. Возможно, это связано с проникновением первых русских на Урал в XIII-XIV вв.

Оставшиеся виды легенд наиболее специфичны. Легенды о чудских богатырях распространенны в восточной части Кировской области, Коми-Пермяцком округе, на северо-востоке Пермского края, легенды о чудских кладах и о мифологической чуди – в Коми-Пермяцком округе, на северо-востоке Пермского края, поминание чуди – в восточной части Кировской области, в Коми-Пермяцком округе. Следует отметить, что в восточной части Кировской области наравне с русскими проживают коми-пермяки (зюздинские коми-пермяки), в северо-восточной части Пермского края раньше проживали коми-пермяки, часть из них осталась и в нынешнее время. Коми-пермяки считают чудских богатырей своими богатырями, это обуславливает локализацию легенд о чудских богатырях в местах проживания коми-пермяков. Традиция поминать чудь, как мы видим, принадлежит коми-пермякам.

Распространение легенд о Пермской чуди тесно связанно с археологическими памятниками. Нами было произведено исследование, в
результате которого выявлено, что все места бытования легенд о Пермской чуди локализуются непосредственно около средневековых археологических памятников (приложение 1). Легенды представлены в монографиях и статьях пермских этнографов и археологов.

Легенды о Пермской чуди связаны со средневековыми археологическими памятниками с IV по XVII вв. В большинстве случаев соотносятся с археологическими памятниками X-XIV вв. (70,2%). Этим периодом датируется родановская культура. В дореволюционное время это культура называлась чудской. В ней выделяют два этапа: ранний – лаврятский (IX-XI вв.), который можно рассматривать как поздний этап ломоватовской культуры, поздний – рождественский (XII-XV вв.). Период XII-XIV вв. – время этнической консолидации финноязычного населения, время, когда закладываются основы нового общества и новой экономики. Это позволяет датировать родановскую культуру с XII в. (Страницы земли Пермской, 1996, с. 72-73). Легенды о чуди почти равномерно связываются с этапами родановской культуры: лаврятским – 27,5% и рождественским – 22,5%. Важно отметить и то, что современное население проживающее вблизи памятников археологии и знающее о их наличии, как правило, называют эти объекты чудскими.

Легенды об описании чуди локализуются вблизи археологических памятников: городищ (23,5%), селищ (2%), случайных находок (35,3%), кладов (15, 7%), могильников (23,5%). Данные легенды в основном бытуют в районе городищ, могильников, случайных находок. Эти виды памятников позволяют составить характеристику народа: основные занятия, вид жилища и т.д.

Легенды об упоминании чуди локализуются вблизи археологических памятников: городищ (23,3%), случайных находок (30%), кладов (16,7%), могильников (30%). В данном случае трудно определить наиболее типичный вид памятника.

Легенды о чудских ямах локализуются вблизи археологических памятников: городищ (31%), селищ (14,3%), поселений (11,9%), случайных находок (11,9%), кладов (4,7%), могильников (26,2%). Наиболее типичными оказались такие памятники, как городища и могильники. Удивителен тот факт, что легенды о чудских ямах локализуются чаще в местах, где расположены городища, а не могильники. Хотя по логике должно быть наоборот.

Легенды об исчезновении чуди локализуются вблизи археологических памятников: городищ (50%), могильников (25%),случайных находок (25%). Ситуация аналогичная как с легендами о чудских ямах.
 
Легенды об отношении чуди с другими народами локализуются вблизи археологических памятников: городищ (25%), могильников (25%), случайных находок (43,75%), кладов (6,25%). Легенды об отношении чуди с другими народами бытуют в районе обнаружения археологических находок. Возможно, именно случайные находки связываются, по мнению жителей Прикамья, с контактами чуди с другими народами.

Легенды о богатырях чуди локализуются вблизи археологических памятников: городищ (50%), случайных находок (35,7%), могильников (14,3%). Эти легенды соотносятся с городищами и случайными находками. Вероятно, это связанно с тем, что, в большинстве случаев, к богатырям в легендах приписаны конкретные поселения.

Легенды об чудских кладах локализуются вблизи археологических памятников: городищ (37,5%), случайных находок (29,2%), кладов (8,3%), могильников (22%). По каким-то причинам, легенды о кладах распространились не в местах обнаружения кладов, а преимущественно в районе городищ. В XII-XIII вв. углубляется социальная дифференциация у населения Прикамья. Этот период характеризуется появлением богатых кладов (Бадер, 1950, с. 76). Но на легендах о чудских кладах это не отразилось. С археологическими памятниками XII-XIV вв. соотносится 45,5% легенд о чудских кладах.

Легенды о мифологической чуди локализуются вблизи археологических памятников: городищ (20%), случайных находок (40%), кладов (10%), могильников (30%). В легендах о мифологической чуди упоминается о том, что чудь нашла серп, случайно порезала себе горло из тела чуди полезла всякая нечисть. В других легендах говорится о том, что у чуди были необычные предметы. Различные археологические находки как раз могли способствовать появлению легенд о мифологической чуди.

Легенды о поминании чуди локализуются вблизи археологических памятников: городищ (22,2%), находок (33,3%), могильников (44,5%). Поминание чуди – это обряд напоминающий поминание усопших предков.

С   этим связанно распространение легенд на местах могильников. Находки вызывают воспоминания о предшествующем народе или предках, последнее в дальнейшем вызывает обряд поминания.

Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что легенды о чуди локализуются между реками Вишера, Кама и Чепца и по рекам Чусовая и Сылва. Несколько отдельно находятся легенды вдоль рек Вымь и Вычегда. Можно предположить, что ареал обитания чуди заключен между реками Вишера, Кама и Чепца и в районе рек Вымь и Вычегда. А по рекам Чусовая, Сылва и Кама происходило перемещение чуди с целью установления контактов с другими народами.

Легенды в зависимости от тематики бытуют в различных районах на выявленной нами территории. Легенды об описании чуди, об упоминании о чуди, о чудских ямах, об исчезновении чуди распространены практически на всем пространстве за исключением отдельных районов. Эти легенды известны представителям различных этносов: коми-пермякам, коми, удмуртам, русским. Легенды о чудских богатырях, о чудских кладах, о мифологической чуди и поминание чуди – это специфичные легенды, распространенные у коми-пермяков и в местах их былого обитания.

Все легенды локализуются непосредственно вблизи средневековых археологических памятников, связываемых их современным населением с чудью. Легенды об описании чуди, об отношениях чуди с другими народами, о чудских богатырях, о мифологической чуди и поминание чуди распространенны в районе тех памятников, которым соответствует тематика данных легенд. Легенды о чудских ямах, об исчезновении чуди, о чудских кладах не связанны с характерными для них археологическими памятниками. Возможно, археологические памятники являются одной из причин появления легенд о чуди. Но не во всех случаях тип археологического памятника определяет тематику легенд.
Записан

Ромашка Нит

  • Друг форума
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1277
    • Просмотр профиля
    • зоологический форум
    • E-mail
Re: "Дивьи люди"
« Ответ #275 : 02 Март 2017, 19:20:29 »

(продолжение, источник тот же)

Приложение 1
Соотношение локализации легенд об описании чуди с археологическими памятниками:

с. Котово (Удмуртская республика) – Котовское городище XIII-XIV вв.
с. Койгородок (республика Коми) – Койгородский клад VI-IX вв.
с. Верх-Язьва (Пермский край) – Верх-Язьвенские находки XIV в., Верх-Язьвинское селище X-XIV вв.
с. Искор (Пермский край) – Искорские находки, Искорское городище X-XII вв., Искорский могильник.
пгт. Ныроб (Пермский край) – Ныробские находки.
с. Редикор (Пермский край) – Редикорское городище X-XIV вв., Редикорский 1-й клад IX-X   вв., Редикорский 2-й клад XII-XIV вв., Редикорские находки. с. Большие Ключи (Пермский край) – Ключевское городище.
с. Рождественск (Пермский край) – Рождественское городище X-XIV вв., Рождественская находка, Рождественский клад X-XIV вв., Рождественский могильник.
с. Пятигоры (Коми-Пермяцкий округ) – Пятигорские находки VI-IX, Пятигорский могильник, Пятигорский монетный клад.
с. Архангельское (Коми-Пермяцкий округ) – Архангельское городище X-XIV вв.
с. Важгорт (Коми-Пермяцкий округ) – Важгортский 1-й могильник XI-XII вв., Важгортский 2-й могильник
с. Майкор (Коми-Пермяцкий округ) – Майкорское городище X-XIII вв., Майкорский могильник VIII-IX вв., Майкорский клад VI-IX, Майкорские находки X-XIV вв.
р. Иньва (Коми-Пермяцкий округ) – Купроское городище X-XII вв., Купроский находки IX-X вв., Купроские находки XIII-XIV вв., Козьминский клад X-XII вв., Афонинское городище, Ыкский «чудской могильник», Федоровщенские находки XIII-XIV вв., Загарский могильник X в., Полютово городище X-XIII вв., Кыласово (Анюшкарское) городище X-XIV вв., Рагозинсикие находки XIII-XIV вв.
с. Юсьва (Коми-Пермяцкий округ) – Юсьвинское городище X-XII вв.
с. Юньга (Коми-Пермяцкий округ) – Юньгенские находки ральников XIII-XIV вв. Кудымкарский район (Коми-Пермяцкий округ) – Кудымкарское городище IX-XIII вв., Кудымкарские могильник, Шадринские находки, Климовский клад IV-V вв., Плотниковские находки, Плотниковский могильник X-XIII вв., Мало-Сервинские находки X-XIV вв.
с. Кочево (Коми-Пермяцкий округ) – Кочевские находки X-XIV вв., Кочевский могильник.
с. Левичи (Коми-Пермяцкий округ) – Пуксибские находки, Войвылский могильник.
с. Нельсина (Коми-Пермяцкий округ) – Верх-Иньвенские находки XIII-XIV вв.

Соотношение локализации легенд об упоминании о чуди с археологическими памятниками:

Сарапульский район (Удмуртская республика) – Сарапульское городище, Сарапульский 1-й   могильник XIV-XV вв., Сарапульский 2-й могильник XVII в., Сарапульские находки. с. Антыбары (Пермский край) – Антыбарский могильник.
с. Вереино (Пермский край) – Вереинское 1-е городище, Вереинское 2-е городище VI-VIII вв., Вереинский 1-й клад X-XIII вв., Вереинский 2-й клад VI-IX вв., Вереинское селище VI-IX вв., Вереинский могильник X-XIII вв.
с. Вильгорт (Пермский край) – Вильгортское городище X-XIV вв., Вильгортский клад XII-XIII вв., Вильгортская находка.
с. Искор (Пермский край) – Искорские находки, Искорское городище X-XII вв., Искорский могильник.
пгт. Ныроб (Пермский край) – Ныробские находки.
с. Чучки (Пермский край) – Рождественское городище X-XIV вв., Рождественская находка, Рождественский клад X-XIV вв., Рождественский могильник.
Кудымкарский  район (Коми-Пермяцкий  округ)  – Кудымкарское городище  IX-XIII вв.,Кудымкарские могильник, Шадринские находки, Климовский клад IV-V вв., Плотниковские находки, Плотниковский могильник X-XIII вв., Мало-Сервинские находки X-XIV вв.
с. Юксеево (Коми-Пермяцкий округ) – Юксеевскиий могильник X-XIV вв., Юксеевская находка VIII-IX вв.

Соотношение локализации легенд о чудских ямах с археологическими памятниками:

с. Койгородок (республика Коми) – Койгородский клад VI-IX вв.
р. Вычегда (республика Коми) – поселение Усть-Кулом, поселение Озъяг V, поселение Нидзъяс, селище Зеленец, поселение Ванвиздино, поселение Чежтыяг, Чежтыягский могильник, селище Шиес.
р. Вымь, с. Удор (республика Коми) – Веслянский могильник.
с. Верх-Язьва (Пермский край) – Верх-Язьвенские находки XIV в., Верх-Язьвинское селище X-XIV вв.
с. Искор (Пермский край) – Искорские находки, Искорское городище X-XII вв., Искорский могильник.
с. Нифонята (Пермский край) – Сепычевское городище X-XIV вв.
с. Побоише (Пермский край) – Усть-Бубенское городище, Сивинское городище X-XIV вв.
Осинский район (Пермский край) – селище Крылов I,II,III.
р. Сылва (Пермский край) – Сылвенское городище VI-VII вв., Виннозаводское селище, Жебрейское селище VI-IX вв., Подъельничное городище, Елкинское городище, Городищенское городище VIII-IX вв., Горбунятский могильник VIII-IX вв., Серьгинский могильник, Якширское городище, Якширский могильник. с. Велгур (Пермский край) – Вильвинское городище.
с. Романиха (Пермский край) – Бахари находки.
с. Рождественск (Пермский край) – Рождественское городище X-XIV вв., Рождественская находка, Рождественский клад X-XIV вв., Рождественский могильник.
с. Чазево (Коми-Пермяцкий округ) – Чазевское городище, Чазевский 1-й могильник, Чазевский 2-й могильник, Чазевские находки VIII-IX вв.
с. Гайны (Коми-Пермяцкий округ) – Гаинское городище X-XIV вв., Гаинские находки.
с. Важгорт (Коми-Пермяцкий округ) – Важгортский 1-й могильник XI-XII вв., Важгортский 2-й могильник

Соотношение локализации легенд об исчезновении чуди с археологическими памятниками:

с. Рагоза (Кировская область) – Рагозкое городище, Рагозкий могильник.
Афанасьевский район (Кировская область) – Афанасьевские находки X-XIV вв., Афанасьевское городище.
с. Побоише (Пермский край) – Усть-Бубенское городище, Сивинское городище X-XIV вв. с. Юксеево (Коми-Пермяцкий округ) – Юксеевскиий могильник X-XIV вв., Юксеевская находка VIII-IX вв.

Соотношение локализации легенд об отношениях чуди с другими народами с археологическими памятниками:

Сарапульский район (Удмуртская республика) – Сарапульское городище, Сарапульский 1-й могильник XIV-XV вв., Сарапульский 2-й могильник XVII в., Сарапульские находки.
с. Мостовое (Удмуртская республика) – Митрошинские находки.
с. Рождественск (Пермский край) – Рождественское городище X-XIV вв., Рождественская находка, Рождественский клад X-XIV вв., Рождественский могильник.
с. Гайны (Коми-Пермяцкий округ) – Гаинское городище X-XIV вв., Гаинские находки. с. Войвыл (Коми-Пермяцкий округ) – Войвылский могильник
с. Большая Коча (Коми-Пермяцкий округ) – Больше-Кочевские находки VI-IX вв., X-XIV вв.
с. Коса (Коми-Пермяцкий округ) – Косинское городище, Косинская находка.

Соотношение локализации легенды о чудских богатырях с археологическими памятниками:

Афанасьевский район (Кировская область) – Афанасьевские находки X-XIV вв., Афанасьевское городище.
пгт. Ныроб (Пермский край) – Ныробские находки.
Дивья гора (Пермский край) – Дивье городище X-XIV вв.
с. Архангельское (Коми-Пермяцкий округ) – Архангельское городище X-XIV вв.
с. Чазево (Коми-Пермяцкий округ) – Чазевское городище, Чазевский 1-й могильник, Чазевский 2-й могильник, Чазевские находки VIII-IX вв.
с. Гайны (Коми-Пермяцкий округ) – Гаинское городище X-XIV вв., Гаинские находки.
с. Коса (Коми-Пермяцкий округ) – Косинское городище, Косинская находка.
с. Лупье (Коми-Пермяцкий округ) – Лупьенское городище X-XIV вв.

Соотношение локализации легенд о чудских кладах с археологическими памятниками:

с. Искор (Пермский край) – Искорские находки, Искорское городище X-XII вв., Искорский могильник.
с. Ветлан (Пермский край) – Ветланское городище X-XIV вв.
с. Рождественск (Пермский край) – Рождественское городище X-XIV вв., Рождественская находка, Рождественский клад X-XIV вв., Рождественский могильник.
р. Иньва (Коми-Пермяцкий округ) – Купроское городище X-XII вв., Купроский находки IX-X вв., Купроские находки XIII-XIV вв., Козьминский клад X-XII вв., Афонинское городище, Ыкский «чудской могильник», Федоровщенские находки XIII-XIV вв., Загарский могильник X в., Полютово городище X-XIII вв., Кыласово (Анюшкарское) городище X-XIV вв., Рагозинсикие находки XIII-XIV вв.
с. Чазево (Коми-Пермяцкий округ) – Чазевское городище, Чазевский 1-й могильник, Чазевский 2-й могильник, Чазевские находки VIII-IX вв.
с. Отопково (Коми-Пермяцкий округ) – Пелымское городище X-XIV вв.

Соотношение локализации легенд о мифологической чуди с археологическими памятниками:

с. Искор (Пермский край) – Искорские находки, Искорское городище X-XII вв., Искорский могильник.
Кудымкарский  район (Коми-Пермяцкий  округ)  – Кудымкарское городище  IX-XIII вв., Кудымкарские могильник, Шадринские находки, Климовский клад IV-V вв., Плотниковские находки, Плотниковский могильник X-XIII вв., Мало-Сервинские находки X-XIV вв.

Соотношение локализации легенд о поминании чуди с археологическими памятниками:

с. Гидаево (Кировская область) – Гидаевские курганы.
с. Лойно (Кировская область) – Лоинские находки X-XII вв.
с. Войвыл (Коми-Пермяцкий округ) – Войвылский могильник.
с. Пуксиб (Коми-Пермяцкий округ) – Пуксибские находки VI-IX вв.
с. Борино (Коми-Пермяцкий округ) – Боринский могильник, Боринское городище
с. Чазево (Коми-Пермяцкий округ) – Чазевское городище, Чазевский 1-й могильник, Чазевский 2-й могильник, Чазевские находки VIII-IX вв. (Материалы и исследования по археологии СССР, 1952).

Приложение 2.  Карта, на которой обозначены места локализации легенд о чуди. Смотреть по ссылке страницу 18
Записан