Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Имя пользователя: Пароль:

Автор Тема: Рассказы (проза) от Моринаро Симпетара (Валерия Лесного)  (Прочитано 476 раз)

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

Админы дали добро на создание этой темы ;)
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

ФЛЕЙТА И МОРЕ

Описание:

Это небольшая зарисовка из жизни девушки-тэлерэ, которая полюбила нолдо. Нолдо ушел в Исход, а она - осталась. Сюжет этого текста явился мне во сне. Я просто увидел образ эльфийки, которая... Впрочем, читайте сами :)


***

Морская пена вновь коснулась ее ног... Она пришла сюда по усыпанному самоцветами песку тем же путем, что и день, и месяц, и годы назад. Снова встать на серый камень (как же он блестит, когда волна, что чуть выше обыкновенной, омоет его поверхность!), достать флейту, привычными движениями собрать ее...

И вот, как всегда, в небо взлетает мелодия, печальная и скорбная, полная Эстель и немой мольбы: "вернись!"... Низкий голос деревянной флейты - словно плач... Пусть ветер донесет до него хоть отзвук, хоть эхо... В темнеющих на востоке небесах - силуэты птиц.

Память... Перед глазами пролетают образы: он дарит ей кулон, переплетенные стволы Лаурэлин и Тэльпериона - золото и серебро, листья - сапфиры и изумруды. Он танцует с ней на берегу в час смешения Света Древ, а потом, зачерпнув в ладони песок с самоцветами, со смехом кидает его в воздух: серебряные и золотые искры взлетают к небесам. Он первый раз целует ее, смущенную, в каком-то тайном уголке своего города (город навсегда запомнится ей: ослепительный, белый, блистающий золотом и серебром, он совсем не походил на то, к чему привыкла девушка). Он...

Память... Тьма вокруг, смятение, страх, а любимый - где-то далеко. Безумец, в гневе кричащий на площади, что от края до края полнится факелами, дающими рваный, зловещий свет. Кровь, обагряющая белые борта кораблей... Нет, не думать об этом. Не вспоминать!

Память... Та, что заставляет нас переживать вновь и вновь то, что мы пережили годы и века назад, словно это случилось вчера; та, что истончает тела и терзает дух; та, что, несмотря ни на что, дарует нам Эстель...

***

Но что же это? В звуки деревянной флейты и прибоя словно вплетается еще один... Все ближе и ближе, все яснее. Она хорошо знала его. Слишком хорошо. Слишком часто в дни блаженства она внимала голосу золотой флейты, украшенной драгоценными камнями, что пела в ЕГО руках, так часто сплетались в прекрасный узор их голоса - древо и злато... Этого не забыть.

Неужели... Это правда? Он - здесь? Или она повредилась рассудком? Нет, этого не может быть. Пусть морок, пусть лишь видение, но оно так прекрасно... Почему-то она понимала, что должна играть. И она играла - полчаса, час, другой... И голос золотой флейты все это время пел для нее, то подхватывая ее мелодию, то причудливо оттеняя, то замолкая... И тогда девушка боялась, что никогда более не услышит его.

Девушка устала играть, и мелодия оборвалась на высокой, завершающей ноте. И тогда все звуки разом умолкли. Все звуки вокруг. Лишь где-то далеко взвыло какое-то морское животное.

***

... Деревянная флейта падает на песок из бессильных рук. Не разбилась - хорошо. Но она не обратила внимания. Не сейчас. Подступает знакомое чувство: скоро из глаз хлынут слезы. Из уст - безмолвный крик, обращенный в ночное небо, девушка словно хотела, чтобы ее услышали на том берегу Моря... И вот уже слезы градом льются из ее очей, девушка падает на землю, и ее руки терзают песок, бегущий через тонкие пальцы флейтистки, а губы шепчут: "Mella nia! Pela nina! Ni ná alpa lindana lin..." (1).

Долгие, долгие годы после этого берег оставался безмолвным, прежде чем она вновь осмелилась взойти на тот серый камень, держа в руках деревянную флейту...

ПРИМЕЧАНИЕ:

(1) Эта тэлеринская фраза переводится как "Любимый мой! Вернись ко мне! Я - лебедь, поющая для тебя...". На Квенья она звучит как "Meldanya! Á pelë ninna! Ni ná alqua lindana lin..."

(с) Моринаро Симпетар (Валерий Лесной), 2016.
Копирование и распространение приветствуется,
но с обязательным указанием авторства.
« Последнее редактирование: 05 Июнь 2018, 13:36:36 от Morinaro Simpetar »
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

"СТРУНЫ ПОКРЫВАЮТСЯ ИНЕЕМ"
ОТЧЕТ С ИГРЫ "ИСХОД НОЛДОР-2013"

Вот нашел небольшой отчет с игры 2013-го года. Игра была в феврале: однодневная, в черте города, без антуража. Посвящена она была Исходу Нолдор, а именно - переходу Второго и Третьего Дома через Хэлкараксэ. Для тех, кто не в курсе: это события, описанные в Сильмариллионе, история падения народа Нолдор, "высших эльфов", и тех бед, что за ним последовали. Солнце и Луна еще не были сотворены, и весь мир пребывал во мраке: лишь звезды богини Варды (той самой Элберет Гилтониэль, который посвящен знаменитый гимн) светили в темных небесах.

Я играл молодого эльфа по имени Линдалион (в переводе с Квенья - "Сын Песни"), который пошел вслед за Феанором, но затем, устрашившись его деяний в Альквалондэ (а он там, на минуту, ни за что, ни про что порезал множество "наездников пенной волны" эльфов из народа мореходов), и решил присоединиться к Третьему Дому. Отчасти - потому что был влюблен в Артанис (она же - Галадриэль). Итак...

"Линдалион был менестрелем, любившим беззаботно играть на своей прозрачной флейте из зеленого стекла в садах и лесах Благословенного Края. Но теперь все изменилось: Свет Древ навек сгинул во тьме, мир погрузился во мрак, город из белого камня остался позади, а впереди были лишь льды Хэлкараксэ, и эльф с трудом представлял, что его ждет там... ("Только бы не идти за Феанаро! Только не за ним...")..

Нолдор взяли в переход через Льды (а он обещал быть долгим и тяжелым) лишь самое необходимое. Среди "самого необходимого" у Линдалиона оказалась и его драгоценная флейта - последнее напоминание об ослепительном величии Амана и инструмент, который хоть как-то поднимал настроение среди зимней стужи Севера Мира.

Вот и первые снега... Под ногами хрустит белое крошево. ("А тут красиво... Посильнее укутаться в шерстяной плащ..."). Вдали показалось знакомое лицо: золотые волосы светились среди искрящейся белизны подобно свету Лаурэлин, разгоняющему мрак. Артанис!

В начале юноша долго не решался, присоединяться ли ему вообще к походу в Великие Земли или нет, но известие о том, что вместе с принцем Арафинвэ идет его дочь, Артанис, развеяло всякие сомнения... Артанис... Давно обожаемая принцесса Нолдор, величественная и гордая, прекрасная Артанис. Она была для него путеводной звездой, далекой и недоступной, но влекущей за собой и побуждающей действовать...

Нолдор потеряли счет времени. Да и существует ли вообще оно здесь, на самом краю мира, среди этих бесконечных ледяных торосов?

Вдруг впереди - резкий женский крик, полный отчаяния, столь же внезапно оборвавшийся: льды поглотили одну из дев, и она погибла. Первая жертва. Первая, но увы, отнюдь не последняя...

Потом - привал, каких было много: костер среди льдов, эльфы жмутся к костру - и друг к другу, пытаясь сохранить хоть капельку тепла... Немного еды - и снова в путь... Кажется, что ему не будет конца...

...Артанис подходит к Линдалиону и просит его: "Менестрель, сыграй мне... Это согреет мое сердце...". И эльф стынущими пальцами берет инструмент: высокий, пронзительный голос флейты несется над мертвой пустыней, звеня и отражаясь от ледяных стен... На пару мгновений кажется, что среди безжизненных льдин распускается листва деревьев и трав, и воздух наполняет запах цветов... С этих пор они старались держаться вместе.

...К группе эльфов подбегает девушка: "Помогите! Моего брата придавило!", и слезы на ее щеках превращаются в льдинки... Они бросились на помощь, но было уже поздно...

...Кажется, мы здесь не одни: вихри ломких льдинок будто бы оживают, обретают разум; льды перемещаются, словно стараясь спутать дорогу; некоторые из эльфов то и дело слышат странный шепот, навевающий безумные мысли. Нолдор на грани отчаяния...

...Так и есть: оказалось, что в Хэлкараксэ живут Майар, служащие Моринготто и выполняющие его Волю. Вот Финдарато, мудрый брат Артанис, собирается с силами, и воздух наполняет Песнь Силы, сокрушающая чары, коварно сплетенные слугами Врага. Стало легче идти...

И вот, в тот самый день, когда надежда, казалось бы, покинула измученных эльфов, небо на Западе начало гореть алым огнем. Сначала - тонкая полоска над горизонтом, затем - все сильней и сильней, и вот уже половина неба зарделась огнем новорожденного Светила! Откуда-то с востока послышались радостные возгласы "Земля! Льды кончились!"

Линдалион вытянулся в полный рост, чтобы посмотреть вперед, но оступился и скатился на покрытую тонким слоем снега гладь. Он попытался встать, но лед под его ногами предательски треснул, и эльф погрузился в холодную воду... Он слышал, как в ужасе вскрикнула Артанис, видел, как смыкается над его головой лед ("Небо... Такое синее..."), чувствовал, как ужасная боль разрывает легкие изнутри...

А потом - темнота... Когда она рассеялась, он увидел откуда-то сверху, как народ, ведомый Нолофинвэ, шел длинной вереницей на восток, увидел землю Эндорэ - такую далекую и такую желанную. Но столь ли желанную теперь? До его слуха донесся полный скорби голос Артанис ("Не спутаешь ни с чьим!"), который пел: "Струны покрываются инеем, флейта примерзает к губам моим. Над заливом сумерки синие, недалекий берег и белый дым..." А потом был Зов. Зов Намо, которому нельзя было противиться, лишь следовать, уносясь через пройденные льды Хэлкараксэ назад, на Запад..."

(c) Моринаро Симпетар
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

КОРОТЕНЬКИЙ ОТРЫВОК-ЗАРИСОВКА
(из романа, который никогда не будет написан)


Утро. Троллейбус. Невыспавшиеся пассажиры: кто-то читает планшет, не замечая ничего вокруг, кто-то устало смотрит в окно, созерцая город, готовящийся встретить рассвет, а кто-то дремлет, словно стараясь досмотреть прерванный будильником утренний сон. Новые друзья уже научили ГГ некоторым интересным вещам, и сейчас – самое время попробовать одну из них.

…Вот на сиденье спит старик с длинной, но аккуратно постриженной седой бородой. Услышав сквозь сон, какую объявили станцию, зевнул, прошептал что-то и продолжил свой сладкий сон. На кого он похож? На придворного мудреца? Или, быть может, на древнего короля? Пожалуй, первое.

…Вот студент-металлист с длинными черными волосами громко и весело общается с какой-то «цивильной» девушкой. На его плечах – куртка-«косуха», украшенная цепями, а за спиной – электрогитара в чехле треугольной формы: он – менестрель, нет никаких сомнений.

…Вот сидит парень, переписывается с кем-то по телефону. Черты его лица до нельзя «обычные», но почему-то его лицо притягивает взгляд. В них есть что-то неуловимо благородное. Эльф? Ему бы волосы отрастить, и будет точно эльф.

…Бабка. Неопрятная. Сидит в самом «хвосте» троллейбуса и, зло сверкая глазами по сторонам, что-то ритмично бормочет. Слов не разобрать. Выжившая из ума ведьма, не иначе.

…Грубоватый мужчина стоит, держась за поручень. Коротко стриженный, высокий, крупного телосложения. Коротко ругнувшись, достал из кармана куртки зазвонивший телефон, но увидев, кто звонит, сразу посветлел лицом. «Да, дорогая. Еду на работу. Ребенка заберу, хорошо. Да. Хорошо.». Что-то в нем напоминает рыцаря. Как раз тех «настоящих, не из рыцарских романов», по меткому замечанию Хельги.

…На сиденьях спереди уселись, развалившись, два гопника с подружкой, и очень оживленно беседуют о том, как «Жека на зону уехал». Их речь, на треть состоящая из различных производных матерных слов и тюремных жаргонизмов, ярко свидетельствует об их интеллектуальном уровне. Орки, что с них взять? Причем низшей категории, которые на Черном Наречии презрительно называются «снага»: какой-нибудь «бывалый» бандит и уголовник куда ближе к образу матерого орка-воина.

…Ребенок в круглых очках, положив школьный рюкзак на колени, с упоением читает учебник, время от времени опасливо поглядывая на гопников. Таких одноклассники часто дразнят «ботанами». Когда он вырастет, наверное, станет ученым. Он очень походит на ученика мага из фэнтези.

…А вот в потрепанной куртке сидит человек с чертами лица, за долгие годы искаженными алкогольной зависимостью. В его удивительно светлых глазах – печаль. Явно из «бывших интеллигентов». Кем он был в молодости? Быть может, тоже менестрелем или рыцарем? Возможно. Но неудачная судьба превратила его в то убогое существо, кем он является сейчас – в несчастного алкаша, единственной радостью которого является случайно найденная завалявшаяся в захламленной квартире бутылка водки.

…Полноватая молодая девушка неприметной внешности нетерпеливо дожидается своей остановки. Лицо сияет от счастья. Она держит в руках букет цветов: очевидно, только что возвращается со свидания. Кто она? Наверное, обычная человеческая девушка из средневекового города. А что? Такие тоже бывают в книгах.

…Мир, кажущийся столь многим обыденным и серым, полон волшебства: стоит лишь посмотреть на него под другим углом, и жизнь заиграет совсем другими красками… Те образы романтических персонажей из фэнтези – рядом с нами, нужно лишь присмотреться и разглядеть их за серой пеленой осеннего дождя…

(c) Моринаро Симпетар (Валерий Лесной), 2017.
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...

Сириэль Илкоринди

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 267
  • noldie Minya Nosseo
    • Просмотр профиля

Занятный отрывок, спасибо, Моринаро!
Записан
Из Рая я уйду, в Аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду. (с).

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

Почитайте... А ведь это БЫЛО!! Представляете? Так горько это сейчас вспоминать...

...Мы ходили по лесу, облачившись в эльфийские одежды... Вдыхали аромат цветов и внимали пению птиц. Я ее привел в свое тайное место, сокрытое среди древес, и мы легли на плащ, постеленный на мягкую траву... На западе за полем величественно пылал летний закат, и дух прохлады ласкал наши лица...

Там я подарил второй в ее жизни поцелуй. Мы пили сок виноградной лозы из серебряного кубка, ибо нам не требовалось вино, чтобы опьянеть: мы любили друг друга и читали друг другу наши стихи, и цитировали самые разные древние тексты - от библейской "Песни Песней" и античных поэтов до Талиесина и средневековых вагантов...

Мы предавались страстным объятиям и поцелуям в тайне от ее родичей... Я играл ей на своей флейте, а она танцевала под мою музыку... Ах, какая это была музыка! В ней сплетались эльфийские и кельтские мотивы, и нам то казалось, словно мы - ши в зеленой Ирландии, то - что сатир и нимфа в жаркой Элладе, то - будто эльфы из далекой Арды во дни ее блаженства...

Мы верили, что это будет длиться вечно. Но случилось так, что любовь не пережила и лета, что ушло в небытие, оставив лишь память... Память, которая дарует счастье и боль.

(c) Моринаро Симпетар (Валерий Лесной), апрель 2018
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

НЕБОЛЬШАЯ ЗАРИСОВКА

Однажды ночью на игре я поймал себя на мысли, что мне кажется, что поляна со столиками в лесу, освященная в светом костра и свечей - огромный пиршественный чертог. Я словно увидел незримые стены и уходящий ввысь потолок... Вокруг же была тьма, беспроглядная и простирающаяся на мили вокруг. А в ней - Ничто... И во всей Вселенной существует только наш чудесный чертог, в котором льются рекой вино и песни, всем известные старые песни о героях давно ушедших эпох... И тогда мне казалось, что они где-то рядом, что они присутствуют безмолвными тенями на этом празднике и внемлют нам...

Вот уж точно - "перекресток миров" среди бесконечности! Только тогда мы были вполне в конкретном мире, и этим миром был отнюдь не наш)) А в наш и возвращаться-то не слишком хотелось, а потому я наслаждался каждым мгновением пребывания в этом чудесном "месте-вне-времени", слушая песни и растворяясь в таинственной атмосфере зачарованного леса, принимая из рук друзей горячую чашу пряного мируворэ...

Должно быть, это можно назвать своего рода "мистическим опытом" или "мистическим переживанием" 😉

(c) Моринаро Симпетар (Валерий Лесной), июнь 2018
« Последнее редактирование: 21 Июнь 2018, 21:49:29 от Morinaro Simpetar »
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...

Morinaro Simpetar

  • Старожил
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 482
  • Менестрель
    • Просмотр профиля

Рассказ «Эльфийский Самайн»

Хотелось бы с вами поделиться историей о том, как я в 2016-м году провел Самайн со своими эльфийскими друзьями)) Если вам понравилось, пишите в комментарии! Могу потом еще рассказать литературно обработанные истории из жизни))

ЭЛЬФИЙСКИЙ САМАЙН

…Моринаро с Эльвирой поднимаются из метро, и в его лицо тут же бьет холодный ноябрьский ветер. Немного посмотрев по сторонам, они замечают Айрен: одетая в черно-красное платье и алую куртку, эльфийка напоминала пламя, горящее среди снегов. Заключив ее в крепкие объятия, эльф произнес: «Mára omentië, melda osellenya!», после чего поздравил друзей с праздником…

…Проходя под мостом, над которым с грохотом пронеслась электричка, нолдо воскликнул: «Аийа Эру Илуватар!», и эхо отразилось от стен, заполняя пространство...

***

…Эльфы подошли к месту, где заканчивался город и начинался лес: высокие деревья, укутанные снегом, смыкались над тропинками, живописно освещенными желтыми фонарями. «Эльвира, знаешь, что нужно делать, когда входишь в Лес? Смотри!». Нолдо достает из кармана монетку и, подбросив ее, произносит, направив взгляд между деревьев: «О Лес, позволь же нам ныне войти в твои чертоги… Да будут благословенны существа, обитающие меж твоих дерев, и да не причинят чужаки им вреда!» - с этими словами монетка подлетает вверх и, сверкнув золотой звездочкой в свете фонарей, бесшумно падает в снег…

...Друзья шли по берегу пруда: в деревянном «домике» с мангалом устроилась шумная компания Атани, ко времени появления эльфов уже изрядно захмелевшая. Обойдя пруд, эльфы обнаружили чудесную белую беседку, весьма напоминавшую нолдорские постройки: круглая в плане, она была увенчана белой крышей, а стены были украшены изящным растительным орнаментом. Войдя в нее, эльфы достали флейты и тамбурин, и стали играть.

…Медленная мелодия флейты-альта неслась над берегом пруда, утопая в туманном сумраке Самайна, нарушаемым лишь призрачным светом желтых фонарей… Казалось, она способна долететь до самых Звезд Варды, из-за тумана и фонарей бывших невидимыми той волшебной ночью. Эльфийки - Айрен и Эльвира - в безмолвии внимали печальному пению флейты, и, казалось, будто его слушает сам Лес, а Лесной Хозяин наблюдает за ними из ветвей ближайшей Ивы, раскинувшей свои ветви над замерзшими водами...

***

...Белый снег, темно-синее небо, желтые фонари и… огонь. Огнем, ярым пламенем была Айрен, танцующая среди снегов под веселую мелодию ирландской джиги, которую играл на латунном вистле менестрель. Казалось, будто ее танец способен растопить льды! Где-то совсем рядом (но сейчас эльфам казалось, будто немыслимо далеко) ходили люди. Что они думали? Завидовали? Смеялись? Крутили пальцами у виска? Сейчас это не имело значения. Существовали лишь флейта, звонкий тамбурин и Пламя…

…«Брр, холодно, как в Хелкараксэ! У меня уже пальцы замерзли играть...» - промолвил менестрель. «А пошли ко мне домой? Чаю попьем!» - ответила Айрен.

***

…Лишь только Айрен открыла дверь, эльфов звонким лаем встретила собака эльфийки: черный спаниель Дина. Моринаро, не скрывая радости, погладил песика, потрепал по голове и дал ей «собачью палочку». Потом эльфы прошли на кухню.

...На кухне было очень уютно: у стола находилось несколько стульев, на двух из которых лежали шкуры; на столе стояла черная аромолампа с изображением прямой пентаграммы; а на подоконнике усмехался Джек О'Лантерн - светильник, сделанный эльфийкой из тыквы специально к Самайну. На его голове была желто-оранжевая «ведьмнская» шляпа. Айрен, сажая Эльвиру за стол, предложила девушке надеть ее, и та с радостью согласилась.

***

…А потом был погашен свет и зажжены свечи, и комната словно превратилась в эльфийскую обитель… Хрустальные бокалы наполнились золотистым сидром, так красиво смотрящимся при свечах... «Ev sistr 'ta Laou, rak sistr zo mat, loñla!» - запела, подняв кубок, хозяйка, «Ev sistr 'ta Laou, rak sistr zo mat!» - подхватил менестрель. Когда были спеты все три известные поющим куплета, Айрен положила на стол телефон и включила любимые песни, под которые было такт славно танцевать!

...«Давайте споем «Элберет»? Ты уже слушала ее, Эльвира? Это гимн Варде» - спросил девушку нолдо. «Слушала, но я не знаю слов…». «Айрен, дай бумажку, пожалуйста, я запишу их. Эльвира, тебе тенгваром записать или по-человечески?» - рассмеялся Моринаро.

...В неровном свете свечей эльфы пели «A Elbereth Gilthoniel...», а за окном кружился мягкий снег. На душе у менестреля было так тепло и приятно, будто они перенеслись в Арду, в те времена, когда мир еще был юн, и что Валар - где-то рядом, и слышат каждое их слово... Два мира будто соприкоснулись в эту волшебную ночь.

...«Можно тебя называть Эльви?» - спросила Айрен. «Да, конечно... Это лучше, чем, как некоторые, Элей зовут». «А я называю ее Эльвёнком!» - весело произнес менестрель.

... «Мне уже пора» - сказала Эльвира, и эльфы стали собираться в путь. Когда девушка уходила из дома, в ее глазах была светлая грусть. Ей казалось, будто она наконец-то обрела родных, столь близких существ... Воистину, много чудес случается в волшебное время Самайна!

(c) Моринаро Симпетар (Валерий Лесной), ноябрь 2016.
Распространение лишь приветствуется,
но с обязательным указанием авторства.
Записан
Naitë! Cotumo hastanë ilya mi Eä!
Nó Eru equétië:
Umë ista Melcórë: Eä nauv' envinyanta
Ar piruva ulco yára máranna...